Диссоциальное расстройство личности — группа эмоционально тупых личностей. Основной аномалией, объединяющей эту группу психопатических личностей, принято считать недоразвитие высших нравственных чувств. Объединение лиц с признаками постоянной и общей социальной дезадаптации в рамках группы диссоциальных расстройств — дань социологическому подходу к психопатиям [Рощ В., Конрад Н., 1966]. Соответственно и выделение этого типа расстройства личности также проводится на основании социальных критериев, основным из которых является неспособность следовать господствующим социальным нормам, жить в согласии с законом. Социопаты равнодушны к общественным стандартам; это любители сильных ощущений, импульсивные, лишенные чувства ответственности, несмотря на многочисленные взыскания и кары они не способны извлечь уроки из негативного опыта.

Выделение этого типа расстройства личности, если подходить к проблеме с клинических позиций, представляется в значительной мере условным. В наши дни все большее подтверждение находит предположение П. Б. Ганнушкина (1933) о том, что это не группа однородных явлений, а лишь однотипное «развитие» разных конституциональных форм. Одни из них примыкают к кругу шизоидной психопатии (эмоционально холодные экспансивные шизоиды), другие — к эмоционально неустойчивым и нарциссическим расстройствам личности.

Эти, по определению K. Schneider (1959), «бездушные» психопаты лишены чувства сострадания, стыда, чести, раскаяния, совести. Их основной особенностью, по E. Kraepelin (1915), является болезненная бессердечность (gemiitlosigkeit).

Психопатические личности, объединяемые в эту группу, уже с ранних лет отличаются отсутствием всяких духовных интересов, распущенностью, эгоистичностью, импульсивностью. Они упрямы, сварливы, лживы, жестоки — издеваются над младшими, мучают животных, у них рано формируется оппозиция к родителям, а иногда и открытая враждебность к окружающим. В общении с людьми их отличает вспыльчивость, доходящая иногда до приступов ярости и гнева. В школе они сквернословят, затевают драки; не достигнув совершеннолетия, начинают воровать, убегают из дому, бродяжничают. Возможности социальной адаптации остаются низкими в течение ряда лет. Систематическая производственная деятельность для них непереносима. Их послужной список пестрит частыми прогулами и переменами места работы. Причем при увольнении, как правило, будущая занятость не планируется. В связи с отсутствием душевных побуждений, привязанностей, внимания к ближним они пренебрегают традициями, игнорируют социальные, моральные и правовые нормы и грубо нарушают семейный уклад. E. Kraepelin (1915), определяя психопатов этого круга как врагов общества, пишет: «Радость и горе окружающих трогают их так же мало, как свидетельства любви и дружбы, как угрозы и увещевания, как знаки презрения. Они невозмутимы и глухи, ничему не сочувствуют, ни к кому не испытывают привязанности, лишены чувства чести и стыда, равнодушны к хуле и похвале».

Самодовольство, твердая уверенность в своей правоте сочетаются у них с отсутствием критической оценки своих поступков. Любое взыскание или замечание расценивается как проявление несправедливости. Рано обнаруживающаяся склонность к злоупотреблению наркотиками и спиртными напитками нередко сочетается с плохой переносимостью алкоголя. В состоянии опьянения они становятся еще более злобными, конфликтными, дерутся, крушат все вокруг. Вся их жизнь — это цепь непрерывных конфликтов с общественным порядком: от подделки ценных бумаг, краж и ограблений до брутальных актов насилия. При этом ими руководят не только корыстные интересы, но и желание досадить, оскорбить окружающих.

В наиболее типичных, «ядерных» случаях этой группы с резко выраженными эмоциональными изменениями всегда необходима дифференциальная диагностика с эндогенным процессом, рано возникшая нравственная тупость нередко является признаком ранее перенесенного приступа или медленно развивающейся шизофрении с гебоидными проявлениями или хронической манией. Г. Е. Сухарева (1959) описывает формирование сходных психопатологических изменений на фоне глубокого органического дефекта. Диагноз диссоциального расстройства личности не оправдан при задержке умственного развития [Каплан Г., Сэдок Б., 1994; Горинов В. В., 1997].