english version
Основан в 1944 году

Разделы:

Болезнь и творчество




Яндекс.Метрика

В настоящее время идет интенсивное проникновение системного подхода в теорию и методологию психологии. Нам представляется, что одно из продуктивных направлений его реализации связано с использованием понятия «функциональная система». Оно было введено П. К. Анохиным, плодотворно использовалось при изучении фундаментальных закономерностей поведения и легло в основу нейропсихологических исследований, проводившихся под руководством А. Р. Лурия, близким к данному понятием пользовался и Н.А.Бернштейн, рассматривая схему построения движений. Последовательное применение этого подхода может иметь для психологии фундаментальное значение, однако работа в этом направлении только начинается.

В настоящем сообщении сделана попытка подойти к определению понятий «способности» и «одаренность» с позиций функциональной системы. Нам представляется продуктивным воспользоваться для этого понятием «психическая функция». Такой подход может стать основой для выделения отдельных способностей и их классификации, при этом не нарушается принцип деятельностного подхода к анализу формирования и развития способностей. Чтобы это показать, обратимся к понятию «психическая функция». Обычно говорят, что психика реализует познавательную и регулятивную функции, которые дифференцируются и реализуются в функциях отражения, переработки и хранении информации, программирования, регуляции и контроля деятельности. Отмеченные функции включены в любую деятельность, вместе с тем они сами могут выступать в роли деятельности, когда перед человеком встают задачи что-то обнаружить, запомнить, вообразить, сделать и т. д.

Любая конкретная деятельность может быть проанализирована и дифференцирована на отдельные психические функции. Можно сказать, что психические функции реализуют наиболее общие, родовые формы деятельности. Вместе с тем они являются «молекулярными» единицами деятельности и выступают в качестве исходных при ее анализе. По отношению к конкретной деятельности психические функции характеризуются полифункциональностью, т. е. они могут включаться в различные деятельности.

Исходя из сказанного, можно сделать предварительное заключение о том, что способности целесообразно соотносить с соответствующими психическими функциями. Так как психические функции реализуются в психических процессах, то способности необходимо соотносить со свойствами познавательных и психомоторных процессов, а их классификация должна опираться на классификацию психических функций и процессов. Другое дело одаренность, которая представляет собой индивидуально-своеобразное сочетание способностей. Она должна соотноситься с конкретной деятельностью, и при ее классификации необходимо исходить из психологического анализа соответствующих видов деятельности.

Базовый характер психических функций нашел отражение в строении головного мозга. Данные нейропсихологии убедительно показывают, что каждая психическая функция реализуется специализированной функциональной системой и все они объединены в единую функциональную систему головного мозга. Достаточно полное описание нейрофизиологической стороны психической деятельности дает А.Р. Лурия, что освобождает нас от необходимости подробного изложения данного материала.

Обычно под способностями понимают индивидуально- психологические особенности, отличающие одного человека от другого и проявляющиеся в успешности выполнения деятельности. Попытаемся уточнить это определение. Обратимся к термину «особенности». Понять его можно только в соотношении с категориями «единичное» и «всеобщее». Как известно, единичное, особенное и всеобщее являются философскими категориями, выражающими объективные связи мира и характеризующими процесс его познания. «Единичное (отдельное, индивидуальное) — определенный предмет, ограниченный в пространстве и во времени; всеобщее (общее) — сходное, отвлеченное от единичных и особенных явлений свойство, признак, на основании которого предметы и явления объединяются в тот или иной класс, вид или род (так называемое абстрактно-всеобщее); единство в многообразии — закон, связывающий многообразные явления в систему (так называемое конкретно-всеобщее); особенное — единство единичного и всеобщего, предмет, который в своей конкретной целостности как определенное всеобщее и как не исключенное из взаимосвязи мира единичное. Единичное — форма существования всеобщего в действительности; особенное - всеобщее, реализованное в единичном».

Исходя из вышесказанного, для того чтобы определить способности как особенности, мы должны определить то единичное и всеобщее, особенностью чего и являются способности. Всеобщим (общим) для каждой способности будет свойство, реализуемое конкретной психической функцией, отличающее одну психическую функцию от другой. Это — свойство, ради которого данная психическая функция и формировалась в процессе эволюционного развития человека, например, свойство адекватно отражать воздействия объективного мира (восприятие) или свойство запечатлевать эти воздействия (память) и т. д. Каждое конкретное свойство реализуется определенной функциональной системой. Проявляется (обнаруживается) свойство в процессе взаимодействия человека с внешним миром.

Мы можем теперь определить способности с позиции всеобщего как свойства функциональных систем, реализующих познавательные и психомоторные процессы. Однако для полного определения необходимо рассмотреть их с позиций единичного (отдельного, индивидуального). Иными словами, мы должны рассмотреть, как то или иное свойство выражено у конкретного индивида. Единичное будет представлено мерой выраженности свойства; мера будет отражать диалектическое единство качественного и количественного проявления свойства. Следовательно, способности можно определить как свойства функциональных систем, реализующих познавательные и психомоторные процессы, которые имеют индивидуальную меру выраженности, проявляющуюся в успешности и качественном своеобразии выполнения деятельности. При определении индивидуальной меры выраженности способностей целесообразно придерживаться тех же параметров, что и при характеристике эффективности любой деятельности: производительности, качества и надежности (в плане рассматриваемой психической функции).

Одаренность в рассматриваемом подходе будет выступать как системное качество совместно работающих функциональных систем, реализующих различные психические функции, которые включены в функциональную систему деятельности и имеют индивидуальную меру выраженности, проявляющуюся в успешности и качественном своеобразии выполнения деятельности.

Рассмотренная система понятий хорошо согласуется с марксистским определением психики как свойства особым образом организованной материи — мозга:

— психика — свойство мозга;

— способности — свойства отдельных функциональных систем;

— задатки — свойства элементов функциональных систем.

Продуктивность предложенного подхода к определению способностей подтверждается тем, что появляется возможность объяснить многие факторы и связать их в общую картину.

В отечественной психологии, исходя из марксистского тезиса о первичности материальной, практической деятельности над идеальной, еще в 20-х годах нашего века была сформулирована продуктивная точка зрения, согласно которой человек стал рассматриваться как субъект психической деятельности. Эта точка зрения нашла отражение в работах К.А. Абульхановой, Б.Г. Ананьева, Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, СЛ. Рубинштейна. На основе данного методологического положения были проведены широкие экспериментальные исследования по изучению роли практической деятельности в развитии психических функций (А. В. Запорожец, Б.Г. Ананьев, Л.А. Венгер). Особое внимание было уделено роли перцептивных действий в адекватном отражении объективного мира (Б. Г. Ананьев и др., В. П. Зинчепко, Б.Ф. Ломов, АЛ. Ярбус, А. В, Запорожец и др., В. П. Зинченко и Н. Ю. Вергилес, А. В. Филиппов). В результате были выделены измерительные, соизмерительные, корригирующие, построительные, контрольные, тонические peгулятивные функции перцептивных действий.

Значительный вклад в анализ памяти как процесса внесли работы А.Н. Леонтьева, АА. Смирнова, В.Я. Ляудис, П. И. Зинченко, раскрывшие структуру памяти и состав основных мнемических действий.

Характерной чертой работ этого периода по изучению познавательных процессов является их аналитичность. Авторы стремились доказать или сам факт активности субъекта в процессах познания, или обусловленность развития практической деятельностью, или сложный состав познавательного процесса или выявить роль активных действий (перцептивных, мнемических) в психических процессах. Несомненно, что такой аналитический подход был не только возможен и полезен, но и необходим на определенном этапе познания.

Дальнейшая реализация принципа активности привела к необходимости изучения зависимости эффективности познавательных процессов от мотивов, целей и задач, побуждающих и направляющих активность субъекта деятельности. Однако эти исследования строили в основном по схеме изучения зависимости продуктивности от мотивации, целей, задач. Качественная специфика познавательных процессов, их структура и особенность познавательных действий изучались при этом недостаточно.

Наконец, следует отметить, что акцентирование внимания на роли предметной деятельности в развитии психических функций отодвинуло на второй план рассмотрение биологических механизмов познавательных процессов в работах психологического характера.

Одной из первый удачных попыток комплексного рассмотрения механизмов психических функций явилась работа Б. Г. Ананьева. Согласно предложенной им схеме, психическая функция есть «сложное сочетание весьма различных образований — функциональных, операционных и мотивационных» (с.188). Рассматривая их взаимодействие на примере восприятия, Б.Г.Ананьев писал: «Генотипическая обусловленность онтогенетических свойств человека, последовательно развивающихся во времени в ходе развития, составляет основу функциональных механизмов перцептивных процессов. Однако эта основа реально существует лишь во взаимодействии с накоплением индивидуального опыта посредством образования, дифференцировки и генерализации условных связей, в которых и осуществляется тренировка функций. Эту сторону перцептивных процессов составляют сложные системы перцептивных действий, которые можно назвать операционными механизмами перцептивных процессов» (с. 190). Важным моментом анализа механизмов перцепции является мотивация, которая определяет направленность, селективность и напряженность перцептивных актов. Мотивация оказывает тонизирующее и регулирующее воздействие как на функциональные, так и на операционные механизмы. «Это влияние еще недостаточно изучено, — отмечает Б, Г. Ананьев. — но уже известно, что эффекты их различны в отношении обоих видов механизмов» (с. 192-193).

Анализ экспериментальных данных, проведенный Б. Г. Ананьевым, позволил ему сделать вывод о правомерности распространения сформулированного положения о грозном составе психического процесса на область памяти, интеллектуальных и эмоционально-волевых процессов.

В концепции механизма психических функций, предложенной Б. Г. Ананьевым, делается удачная попытка решить проблему соотнесения биологических и социальных основ психической деятельности. Функциональные механизмы «детерминированы онтогенетической эволюцией и природной организацией человеческого индивида… Операционные механизмы не содержатся в самом мозге — субстрате сознания, они усваиваются индивидом в процессе воспитания, образования, в общей его социализации и носят конкретно-исторический характер». Функциональные механизмы относятся к характеристике человека как индивида, операционные — к характеристике человека как субъекта деятельности, мотивационные — к характеристике человека как индивида и личности.

Остановимся теперь кратко на вопросе развития психических функций. В исследованиях Б. Г. Ананьева, Б. М. Теплова, Л. И. Селецкой и др. было показано, что выполнение практической деятельности, требующей учета определенных свойств объектов, приводит к повышению различительной чувствительности у субъекта к данным свойствам. Как же происходит тонкое, дифференцированное отражение свойств объектов, соответствующее задачам практической деятельности? Рассматривая механизм чувственного отражения, А. Н Леонтьев сформулировал в свое время гипотезу «уподобления», согласно которой «механизм воспроизведения специфического качества воздействия должен включать в себя также и такие процессы, которые способны выразить собой природу воздействующего свойства» (с.182). В качестве такого механизма восприятия в осязании выступает «механизм уподобления динамики процессов в рецептирующей системе свойствам внешнего воздействия» (с. 174). При формировании звуковысотного слуха в качестве такового выступает компарирующий анализ, заключающийся в подстройке движений, голосового аппарата к воздействующему звуковому раздражителю. Близкая к гипотезе «уподобления» мысль содержится в определении информации, сформулированном Н. Винером. Информация, пишет он, это обозначение содержания, полученного из внешнего мира в процессе нашего приспособления к нему и приспособления к нему наших чувств. В данном определении, как и в гипотезе уподобления, указывается на необходимость приспособления органов чувств человека для того, чтобы получить информацию для организации поведения и деятельности. Гипотеза А. Н Леонтьева предполагает, что механизм чувственного отражения состоит в уподоблении эффекторных компонентов перцепции свойствам объекта. Можно полагать, что гипотеза уподобления затрагивает одну из сторон механизмов, обеспечивающих адекватное восприятие, по крайней мере в отношении сукцессивного восприятия. Однако в гипотезе уподобления не рассматриваются сами по себе перцептивные действия, их специфика, качественное своеобразие при отражении того или иного объекта. Остаются в стороне и физиологические механизмы восприятия, в то время как имеется достаточно широкий экспериментальный материал, показывающий, что отражение объективной действительности связано с работой врожденных механизмов рецепции.

Данные вопросы рассмотрены в концепции Б. Г. Ананьева. Согласно предложенной им схеме, развитие психических функций проявляется как развитие функциональных и операционных механизмов. «Функциональные механизмы в своем первоначальном, очень раннем возникновении (в первые недели постнатальной жизни) реализуют филогенетическую программу и складываются задолго до возникновения операционных механизмов, составляя их внутреннее основание, на котором в процессе научения, воспитания и накопления опыта поведения строится все более усложняющаяся система «операционных механизмов» (с.191). Для каждой психической функции формируются свои операционные механизмы. Между функциональными и операционными механизмами существуют сложные взаимодействия. Для развития операционных механизмов требуется определенный уровень функционального развития. Развитие же операционных механизмов переводит в «новую фазу развития и функциональные механизмы, так как возможности их прогрессивно возрастают, повышается уровень их системности» (с.191).

Важным моментом развития операционных механизмов является и тонкое приспособление к условиям конкретной деятельности с учетом накопления трудового опыта и мастерства субъекта. Процесс этот назовем процессом перестройки операционных механизмов в оперативные.

Сопоставляя подходы А.Н.Леонтьева и Б.Г.Ананьева к развитию психических функций, можно сделать вывод о том, что они взаимно дополняют друг друга. Вместе с тем изложенный материал позволяет сделать вывод, что реализация психических функций представляет собой специфическую деятельность, направленную определенным мотивом, имеющую свою цель и операционный состав. Адекватно описать эту деятельность можно только психологической системой деятельности, а развитие психической функции можно представить как формирование системы, реализующей эту функцию как процесс системогенеза. Архитектура этой системы должна в принципиальных моментах совпадать с архитектурой функциональной системы трудовой деятельности. Специфической особенностью рассматриваемой системы будет то, что она, как было показано выше, в определенной мере обладает природным свойством, позволяющим реализовать определенную психическую функцию. Это свойство проявляется через функциональные механизмы. Это будут первичные средства, которые позволяют достигнуть цели. В профессиональной деятельности в качестве таких средств выступают знания, умения, навыки и способности субъекта.

В заключение остановимся на проблеме осознанности психических Функций в деятельности. Нам представляется перспективным подход к Данной проблеме с позиции соотношения действия (деятельности) и навыка. Наиболее глубоко данная проблема проработана в трудах С. Л. Рубинштейна. Им рассматривается проблема навыка в специфическом и в Широком смысле слова. Специфический аспект навыка выступает как проблема выключения «из поля сознания отдельных компонентов сознательного действия, посредством которых оно выполняется» (с.553). «Вопрос о навыках в широком смысле слова является вопросом о соотношении сознательности и автоматизма в поведении человека — их полярности, взаимосвязи и взаимопереходов друг в друга. Эта проблема и это соотношение распространяются на всю деятельность человека» (с.555).

Рассматривая проблему навыка в специфическом смысле, Рубинштейн говорит об автоматизации компонентов сознательного действия. Однако понятие компонента у него раскрывается в динамическом аспекте. В качестве такого компонента может выступать любое действие, выполнение которого в результате упражнений автоматизируется. «При этом навыки, будучи по своим внешним результатам действиями или более или менее сложными системами действия, по своей психологической структуре являются не столько действиями, т. е. актами, направленными на их результат как на осознаваемую субъектом цель его деятельности, сколько операциями или способами, посредством которых осуществляется действие, направленное на осознанную цель. Если они сначала и были действиями, становясь в результате автоматизации навыками, они, давая объективно тот же эффект, перестают по своей психологической природе быть действиями — если под действиями разуметь акты, направленные на осознанную цель (с.553). Автором делается также важное замечание о том, что не всякие действия могут автоматизироваться, а только те, цель которых заключается в освоении способа действия. «Навык, таким образом, возникает как сознательно «автоматизируемое действие и затем функционирует как автоматизированный способ выполнения действия» (с.554).

На основе сказанного можно понять, почему психическая функция реализуется в профессиональной деятельности в большинстве случаев автоматически. Это достигается за счет того, что она функционирует как автоматизированный способ выполнения профессионального действия. Следовательно, если функциональные механизмы выступают в роли первичных средств, на основе которых реализуются психические функции, то сами психические функции выступают в роли средств достижения цели деятельности. При этом в деятельности они будут развиваться иод влиянием противоречия между требованиями деятельности к способностям и возможностям по реализации этих требований.

Изложенный подход к понятиям «способности» и «одаренность» позволяет ассимилировать различные подходы к проблеме способности, при этом они выступают как дополняющие друг друга. С позиций предложенного подхода решается ряд спорных вопросов. В частности, в ряде психологических работ ведется длительная дискуссия о том, можно ли считать психические процессы формами деятельности или нет. В свете изложенных выше фактов можно дать следующий ответ: психические процессы, реализующие отдельные психические функции, можно рассматривать как виды психической деятельности, но такие, которые автоматизировались и превратились а способы (средства) деятельности. При известных условиях они могут приобретать самостоятельную цель и превращаться в полноценные действия.

С позиций предложенного подхода появляются возможности для формулирования задач физиологического исследования проблемы. В частности, можно поставить вопросы: какие свойства нейронов и функциональных физиологических систем позволяют им реализовывать вполне определенные психические функции (отражения, запечатлеют, сохранения и др.) и в какой мере эти свойства определяются элементами системы и какой ее структурой?

Наконец, предложенное понятие способностей позволяет глубже понять определение психики как свойства мозга.

Все вышесказанное является, на наш взгляд, серьезным основанием в пользу предложенного понимания содержания понятий «способности» и «одаренность».

Психологический журнал, т.4, No 5, 1983, с. 38-46.

Опубликовать в своем блоге livejournal.com

События:

27 Ноябрь,2017
XI научная конференция «Генетика человека и патология»

02 Ноябрь,2017
I Конференция молодых ученых с международным участием «Здоровье и здравоохранение в России»

12 Октябрь,2017
Медицинская (клиническая) психология: исторические традиции и современная практика

05 Октябрь,2017
Актуальные вопросы профилактики, ранней диагностики и лечения психосоматических расстройств у работников промышленных предприятий и населения

21 Сентябрь,2017
Современные проблемы психиатрии и наркологии

14 Сентябрь,2017
Научно-практическая конференция "Современные тенденции развития психиатрической помощи: от региональных моделей к общей концепции"

09 Сентябрь,2017
Современные аспекты оказания психиатрической помощи

30 Июнь,2017
Российская научно-практическая конференция с международным участием «Школа В.М. Бехтерева: от истоков до современности»

18 Июнь,2017
13th World Congress of Biological Psychiatry

16 Июнь,2017
IV научно-практическая конференция «Психотерапия и психосоциальная работа в психиатрии»

14 Июнь,2017
Научно-практическая конференция с междунарожным участием «Современная наркология: достижения, проблемы, перспективы развития»

09 Июнь,2017
Российская научная конференция с международным участием «ОБЩАЯ ПСИХОПАТОЛОГИЯ: ТРАДИЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ»

05 Июнь,2017
Научно-практическая конференция «Региональный опыт модернизации психиатрических служб»

Читать все новости >>








| Главная | Структура центра | История НЦПЗ | Совет молодых ученых | Костромские школы молодых ученых | Новости | Профсоюз | Правовые документы | Вакансии | О сайте | Научная работа | Научные отделы и лаборатории | Публикации сотрудников | Диссертационный совет | Авторефераты диссертаций | Музей НЦПЗ | Для научных сотрудников НЦПЗ | Центр коллективного пользования «Терапевтический лекарственный мониторинг» | Образовательная деятельность | Ординатура | Аспирантура | Дополнительное профессиональное образование | Студенческий научный кружок | Нормативные документы | Платные образовательные услуги | Информация для обучающихся в ординатуре и аспирантуре | Лечебный процесс | Клинические отделения | Условия и порядок стационирования | Прейскурант платных медицинских услуг | Перечень заболеваний | Отзывы о работе клиники | Клиника (фотогалерея) | Библиотека | Научная литература для специалистов | Материалы конференций | Авторефераты диссертаций | Пособия для врачей | Психометрические шкалы | Болезнь и творчество | Галерея | Журнал «Психиатрия» | Перечень тематических журналов, рекомендованных ВАК | Перечень тематических журналов в международных БД | РИНЦ | Russian Science Citation Index (RSCI) | Полезные ссылки | Журнал «Психиатрия» | Неспециалистам | Контакты