Выписалась из больницы полтора года назад. Аминазин после выписки принимала больше года, дозы его постоянно снижались. По мере уменьшения доз аминазина постепенно улучшалось настроение. Последние месяцы настроение ровное. Никаких лекарств в настоящее время больная не принимает. С момента выписки работает в качестве инженера. В работе педантичная, точно выполняет все задания, пользуется уважением среди" сотрудников. Семейные отношения хорошие. У больной растет сын, которого она очень любит.

О перенесенном заболевании говорит спокойно, без каких-либо опасений за будущее. Неприятных воспоминаний почти никаких нет. Напротив, кажется в какой-то степени занятным все, что с ней случилось. Было очень много фантазий, разного содержания. Никаких изменений в характере у себя не отмечает.

Родственники рассказывают, что теперь больная спокойнее относится; ко всяким неурядицам, которые обычно волновали ее до болезни. Совсем не встречается с друзьями и объясняет это постоянной занятостью. Читает мало по той же причине. К врачу приходит регулярно, точно соблюдая указанный срок. Всегда строгая, серьезная, подтянутая, несколько сдержанная. На консультации дает подробный отчет о своем состоянии за прошедший отрезок времени. Во время беседы говорит медленно, останавливается на излишних подробностях. С врачом советуется по поводу всяких незначительных затруднений, которые у нее возникают.

В домашней обстановке более естественна, проще держится.

 

Таблица 13 НАБЛЮДЕНИЕ № 9

1. Абаскулиев А. А.

Шизофрения.

305

2. Авербух Е. С.

Посттравматический (осложненный ифекциями) периодический диэнцефалопатический психоз.

302,5

3. Ануфриев А. К.

Шизоаффективный психоз.

305,7

 

4. Вольфовский А. И.

Циклотимия, осложнившаяся в послеродовом периоде соматогенным психозом («послеродовый психоз»).

306,2

5. Голодец Р. Г.

Шизофрения, параноидная форма с наклонностью к периодическому течению.

304,9

6. Детенгоф Ф. Ф.

Острый шизофренический психоз.

305,4

7. Зальцман Г. И.

Депрессивно-параноидная форма шизофрении.

305,7

8. Зеневич Г. В.

Послеродовый (интоксикационный) психоз у больной с остаточными явлениями после травмы головного мозга.

304,4

9. Зурабашвили А. Д.

Послеродовый психоз.

304,4

10. Ильинский Ю. А.

Острый шизофренический эпизод у личности с периодическими расстройствами настроения.

305,4

11. Канторович Н. В.

Соматогенный послеродовый интоксикационный или токсико-инфекционный психоз с аментивно-онейроидным синдромом.

304,4 или 304,5

12. Малкин П. Ф.

Инфекционно-соматогенный психоз в послеродовом периоде.

304,4

13. Маслов Е. В.

Травматическая энцефалопатия с циркулярным течением.

302,5

14. Меграбян А. А.

Органическое поражение головного мозга с диэнцефальным синдромом, осложненное послеродовым психозом.

309,1 стр. 13

15. Мелехов Д. Е.

Шизофрения, депрессивно-параноидное состояние.

305,7

16. Молохов А. Н.

Послеродовый галлюцинаторно-параноидный психоз.

304,4

17. Морозов В. М.

Шизофрения, периодическая форма.

305,4

18. Наджаров Р. А.

Шизофрения периодическая.

305,7

19. Невзорова Т. А.

Послеродовый психоз у личности с остаточными явлениями черепно-мозговой травмы.

304

20. Озерецковский Д. С.

Атипично протекающая шизофрения в послеродовом периоде. Параноидная форма.

305,3

21. Плессо Г. И.

Соматогенный психоз в послеродовом периоде с обострением хронического гломерулонефрита.

304,4

22. Полищук И. А.

Симптоматический послеродовый психоз.

304,4

23. Портнов А. А.

Шизофрения (шизоаффективная форма).

305,7

24. Ротштейн Г. А.

Шизофрения.

305,7

25. Саарме Ю. М.

Послеродовый психоз.

304,4

26. Случевский И. Ф.

Рецидивирующий психоз на почве ревматического энцефалита у лица, перенесшего травму головного мозга.

302,9

27. Снежневский А. В.

Шизофрения периодическая.

305,7

28. Татаренко Н. П.

Шизофрения.

305,4

28. Тимофеев Н. Н.

Послеродовый психоз

304,4

30. Ушаков Г. К.

Соматогенный (послеродовый) психоз (онероидный синдром) на почве остаточных явлений травмы головного мозга.

304,4

31. Фридман Б. Д.

Периодический психоз ревматической этиологии.

304,5

32. Чалисов М. А.

Шизофрения, галлюцинаторно-параноидная.

305,9

33. Чистович А. С.

Послеродовый инфекционный психоз неуточненной этиологии у резидуального органика

304,4

 

Таблица 14

Шизофрения без указания формы

2

Шизофрения параноидная и галлюдинаторно-параноидная

2

Шизофрения шизоаффективная, периодическая

8

Шизофрения атипично протекающая в послеродовом периоде, параноидная

3

Шизофрения - всего

15

Послеродовый инфекционный психоз или инфекционный соматогенный психоз в послеродовом периоде

13

Органическое поражение центральной нервной системы, диэнцефалит, послеродовый психоз

1

Периодический психоз ревматической этиологии

2

Посттравматический (осложненной инфекции) диэнцефалопатический психоз; травматическая энцефалопатия с циркулярным течением

2

 

В пользу диагноза шизофрении, по мнению ряда участников симпозиума (см. таблицы 13 и 14), свидетельствуют следующие особенности течения заболевания. Биполярный транзиторный приступ в ранние годы, а также психопатологические особенности приступов: их биполярность без светлого промежутка, последующая смена приступов депрессивно-параноидным синдромом с онейроидными, фантастическими переживаниями, выраженными симптомами психического автоматизма. Отсутствие делириозных обострений в ночное время при наличии кратковременного онейроида.

О шизофрении свидетельствуют и следующие особенности психического состояния. Острый образный фантастический бред, феномен метаморфоза, чтения мыслей. Бред преследования и воздействия. Синдромы двойника и психического автоматизма. Изменения личности, отсутствие астении и наличие некоторой гиперстеничности.

Возражающие против диагноза шизофрении указывали на синтонность и доверчивость больной, ее чувственную живость, отсутствие аутизма и личностных изменений, свойственных шизофрении.

Для обоснования диагноза послеродового психоза привлекались такие данные: у больной в послеродовом периоде - тяжелое соматическое заболевание с высокой температурой, гломерулонефритом, ренальной гипертонией. Психическое заболевание протекало остро, в приступах выраженные аментивные и онейроидные симптомы, астеническое состояние. По миновании приступа не наблюдалось эмоционального оскудения и аутизма.

По поводу последней диагностики были высказаны замечания о том, что в психопатологической структуре приступов отсутствовали признаки помрачения сознания и истощаемости.

Для подтверждения диагноза рецидивирующий психоз на почве ревматического энцефалита у лица, перенесшего травму головного мозга, одним из участников семинара приводились данные о наличии обменных нарушений, субфебрилитете, постоянных головных болях, гломерулонефрите.

 

 

Можно надеяться, что приведенная нами информация по стенографическому отчету диагностического семинара даст общее представление о взглядах его участников на понимание клинической сущности и принципов диагностики шизофрении и сходных с ней других психических заболеваний.

Следует отметить, что ни один из больных, как демонстрировавшихся на заседаниях, так и тех, с которыми участники семинара знакомились только по историям болезни, не получил однозначного диагноза. При этом частота диагностики шизофрении была меньшей в тех наблюдениях, в которых

отмечались различные экзогенные вредности в анамнезе или особенности психического заболевания могли быть связаны с характером преморбида и трудностями в жизни больных.

В заключение настоящего сообщения мы хотели бы выделить основные клинические критерии обоснования диагноза, которые наметились при анализе результатов клинического обсуждения. Это представляет тем больший интерес, что при диагностической оценке того или иного больного каждым участником семинара клиническая информация учитывалась в полном объеме и для обоснования диагноза привлекались значимые клинические или другие данные. Для этой цели наиболее часто использовались общие психопатологические особенности заболевания, тип изменения личности больных, соматогенные вредности в анамнезе, особенности преморбида больных и их условия жизни; значительно реже привлекались - наследственная отягощенность, профиль профессиональной адаптации, реакции на терапевтические воздействия.

Так, при обосновании диагноза шизофрении во всех случаях отмечались изменения личности и общая псхопатология, свойственные этому заболеванию. В тех случаях, в которых те же наблюдения расценивались, как пограничные заболевания, обычно приводились ссылки на особенности преморбида больных, связь психопатологических проявлений заболевания с условиями их жизни и различными соматогенными вредностями. Сторонники такой диагностики часто отрицали наличие у этих больных шизофренических изменений личности.

Для обоснования диагноза атипического циркулярного психоза использовалась ссылка на отсутствие в период ремиссии свойственных шизофрении изменений личности. При диагностике периодически текущих экзогенных психозов в качестве критериев, указывающих на правомерность такого диагноза, приводились данные о соматической патологии у больных, о психопатологических особенностях острого приступа и органического типа изменения личности в межприступном периоде.

Таким образом, в диагностической оценке клинических наблюдений участники семинара обнаружили две тенденции: акцентуирование различных данных в обосновании диагноза и противоречивость в оценке типичности тех или иных психопатологических проявлений и изменения личности больных (от того, оценивались ли они на уровне симптомов или синдромов). Следует отметить, что в синдромологической оценке проявлений заболевания у участников семинара обнаруживалось большое сходство, однако весьма значительные расхождения выявились в определении степени специфичности общей психопатологической картины заболевания и типа изменения личности больных для тех или иных заболеваний.

На семинаре рассматривался также проект нового расписания психических заболеваний, подготовленного ВОЗом. Участники семинара в связи с этим высказали свои замечания. Так, было согласовано, что в случаях, когда выставляемый диагноз не может быть включен в существующие пункты расписания заболеваний, следует использовать для него свободные шифры.