СУЛЕЙМАН ХАНАА САЙЕД

ПОЗИТИВНЫЕ И НЕГАТИВНЫЕ РАССТРОЙСТВА ПРИ ШИЗОФРЕНИИ

(клинико-электроэнцефалографическое исследование)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность исследования.

Значительный интерес для систематики и понимания патогенеза шизофрении представляет проводящаяся в настоящее время разработка концепции позитивных и негативных симптомов Джексона, Crow (1980) постулировал наличие двух направлений в формировании патологии, лежащей в основе шизофрении: обратимого и потенциально поддающегося нейролептической терапии компонентами относительно необратимого компонента, связанного с дефектным состоянием и неблагоприятным долгосрочным прогнозом. Согласно Crow (1985), негативные симптомы представляются более тесно связанными с последним компонентом (синдром типа II), а позитивные симптомы — с первым (синдром типа I). Такой подход к психопатологической систематике шизофрении представляет особый интерес в связи с тем, что традиционные подходы к ее классификации, несмотря на важные результаты, не позволяют пока считать проблему патогенеза шизофрении успешно разрешенной и диктуют необходимость дальнейших интенсивных поисков в этом направлении. Большое значение здесь может иметь развитие клинике-. нейрофизиологических исследований, направленных на раскрытие физиологических механизмов психической патологии. Одним из перспективных направлений в этом плане является комплексный клинико-нейропсихофизиологический подход к изучению шизофрении.

ЭЭГ-исследование состояния покоя у больных шизофренией не является достаточно информативным, поскольку шизофренические симптомы проявляются, как правило, в реакциях на внутренние и внешние стимулы (Shagass, 1983). В связи с этим, диагностическая информативность ЭЭГ у больных шизофренией может быть повышена благодаря использованию мультидисциплинарного подхода. Выполнение нейропсихологических заданий во время регистрации ЭЭГ позволяет получить ценную информацию о развитии во времени нервных процессов при психической деятельности. Таким образом, становится возможным выяснить динамику нарушений механизмов интегративной деятельности мозга, лежащих в основе патологии шизофрении. С другой стороны, чувствительность ЭЭГ-показателей может значительно повышаться за счет применения статистических методов анализа и нового топографического подхода к анализу ЭЭГ-данных, получившего в последнее время самое широкое распространение в различных методах компьютеризованного картирования (Duffy, 1988t John et al, 1989). Таким образом, клинико-нейропсихофизиологическое исследование шизофрении направлено на решение психиатрических задач, важных как в теоретическом, так и практическом отношениях.

Цель и задачи исследования.

Целью настоящей работы было клинико-нейропсихофизиологическое изучение больных

шизофренией, направленное на выявление нейрофизиологических механизмов развития позитивных и негативных расстройств.

В задачи исследования входило:

1. Изучение распределения и статистической связи негативных и позитивных симптомов у больных с разными формами шизофрении.

2. Исследование ЭЭГ-коррелятов позитивных и негативных синдромов шизофрении в состоянии покоя и при когнитивной деятельности.

3. Поиск возможности использования ЭЭГ-данных в целях дифференциальной диагностики.

Научная новизна исследования.

Впервые на репрезентабельном материале проведена количественная оценка негативных и позитивных симптомов у больных шизофренией с помощью специальных шкал. Изучено распределение этих симптомов у разных групп больных на разных этапах развития шизофренического процесса.

Впервые использовался метод ЭЭГ-картирования для изучения нейрофизиологических коррелятов позитивной и негативной симптоматики у больных шизофренией. Предложен новый набор нейропсихологических тестов, адресованных преимущественно правому и левому полушариям. Показано, что больные с преобладанием позитивной симптоматики отличались от больных с выраженной негативной симптоматикой различными ЭЭГ-показателями при состоянии спокойного бодрствования и, в большей степени, при выполнении нейропсихологических проб.

Впервые с помощью факторного и кластерного анализов выделено два типа дефицитарных синдромов.

С помощью метода дискриминантного анализа удалось дифференцировать не только больных от нормы, но и разные группы больных с высокой степенью чувствительности, что позволяет подтвердить возможность использования ЭЭГ-показателей в целях дифференциальной диагностики.

Научно-практическая значимость исследования.

Результаты работы имеют значение прежде всего для целей дифференциальной диагностики и для решения экспертных задач. Метод ЭЭГ-картирования при когнитивной деятельности позволяет находить ЭЭГ-корреляты тонких нарушений психической деятельности, что дает основание для выработки объективных нейрофизиологических коррелятов не только диагностики» но и классификации разных синдромов шизофрении. Полученные результаты могут быть использованы в целях прогноза развития болезни и в профилактических целях. Предложенные тесты могут использоваться в психофизиологических исследованиях.

Апробация полученных результатов исследования.

По теме диссертации опубликовано 7 научных работ. Материалы диссертации представлялись на 2-м Международном симпозиуме по компьютерному топографическому картированию биоэлектрической активности головного мозга (Москва, 1989); на v 11 научной конференции болгарских аспирантов в СССР с международным участием (Москва, 1990); на 5-м Международном конгрессе по психофизиологии (Будапешт, 1990); на 1-м Совещании по картированию мозга (Москва 1991); на региональном симпозиуме Всемирной психиатрической ассоциации (Каир, 1992); на Европейском семинаре по шизофрении (Бадгаштейн, Австрия, 1992) и неоднократно обсуждались на заседаниях лаборатории нейрофизиологии НИИ клинической психиатрии НШ13 РАМН. Официальная апробация диссертации была проведена на межотделенческой конференции НИИ клинической психиатрии НЩ13 РАМН 2 марта 1992 г.

Объем и структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, 5 глав, выводов и списка цитированной литературы. I глава посвящена обзору литературы, II - описанию материала и методик и III — V главы — результатам и их обсуждению. Материал диссертации изложен на 142 страницах машинного текста и иллюстрирован 30 таблицами, 7 графиками и 17 картами. Список литературы содержит 210 названий (65 на русском и 145 на иностранных языках).

Материалы и методы исследования. Материал исследования составили 65 больных (43 мужчин и 23 женщины) и 38 здоровых испытуемых, соответствующих группам больных по возрасту, полу и рукости. Критериями отбора больных были: 1. Наличие дефицитарно-негативных изменений личности и/или позитивной психотической симптоматики (галлюцинаторно-бредовой). 2. Отсутствие признаков органического поражения центральной нервной системы или психогенной обусловленности психических расстройств, 3. Возраст пациентов (от 18 до 50 лет).

Исходя из задач исследования, изученный контингент больных мы раздели ли на три группы:

1. Первая группа (24 больных, 19 мужчин и 6 женщин) включала пациентов с мономорфной прогредиентной шубообразной шизофренией (а в 6 наблюдениях с близким к непрерывному течению), у которых негативно- дефицитарные расстройства были относительно тяжелыми, а позитивные выражались галлюцинаторной, бредовой, иногда люцидно-кататонической симптоматикой,

2. Вторую группу составили больные (18 пациентов, 6 мужчин и 12. женщин) с полиморфной шубообразной шизофренией, при которой дефицитарная симптоматика была относительно неглубокой, а продуктивная была представлена острыми психотическими синдромами.

3. В третью группу вошли случаи вялотекущей шизофрении (23 больных, 19 мужчин и 4 женщины), при которой негативные расстройства были достаточно отчетливыми, а позитивные исчерпывались синдромами невротического уровня.

Оценка симптомов осуществлялась с помощью шкалы для оценки негативных симптомов SANS (Andreasen, 1982) и шкалы для оценки позитивных симптомов SAPS (Andreasen, 1984).

С целью поиска устойчивых сочетаний симптомов» а также для поиска на их основе клинико-нейрофизиологических корреляций нами проводился факторный анализ. Анализу подвергали все пункты SANS и SAPS. В связи со спорностью отнесения Andreasen некоторых симптомов однозначно к негативной симптоматике, отдельно анализировались пункты SAMS- Для разделения больных на основе выраженности полученных факторов проводился кластерный анализ, матрицей для которого служили факторные нагрузки у всех обследованных больных.

Использовался метод ЭЭГ-картирования при исследовании больных (после отмены терапии минимум на 1 неделю) и здоровых испытуемых в состоянии спокойного бодрствования при закрытых глазах (состояние 1), при открытых глазах и фиксации взора (состояния 2) и при выполнении вербального, (состояние 3) и зрительно-пространственного (состояние 4) тестов с последующим статистическим анализом полученных первичных ЭЭГ-данных. ЭЭГ регистрировали с помощью электроэнцефалографа «ЭРА18» (фирмы ESAOTE Biomedica, Италия) с полосой пропускания до 35 Гц и постоянной времени 0,3 с, Записи проводились от 16 электродов по международной системе 10—20 (FT, ГЗ. F4, F8. ТЗ, СЗ. Cz. С4, Т4, Т5, РЗ, Pz. Р4, Тб, 01, 02) по монополярной схеме с референтными ипсилатеральными ушными электродами. Регистрация ЭЭГ осуществлялась на магнитный диск компьютерной системы анализа ЭЭГ «Brain Atlas» (фирмы Bio-logic Systems Corp., США).

Исключение глазодвигательных и ЭМГ артефактов осуществлялось визуально в режиме ручного редактирования ЭЭГ-файла.

Спектральная мощность ЭЭГ вычислялась методом быстрого Фурье-преобразования для эпох длительностью 2 с. с последующим усреднением результатов по всем подобным эпохам (не менее 40-45). Затем проводилось построение индивидуальных и усредненных по группам карт спектральной плотности ЭЭГ. Были построены также статистические карты сравнения различных состояний у групп больных и нормы и статистические карты реакций на пробы (в единицах t- критерия Стьюдента). Кроме того, нами проводился статистический анализ для сравнения групп больных и нормы с помощью теста Цанна-Уитни (из пакета BDMP). Для анализа использовались параметры амплитуды спектра, а также пиковой частоты в дельта (1,5-3,5Гц), тета (4,0-5,5и6,0-7,5Гц), альфа (8,0-9,5; 10,0-11,5 и 12,0-13, ОГц) и бета (13,5-20,5 и 20,5 — 29,5 Гц) диапазонах ЭЭГ.

Сравнивали показатели реакций на разные пробы с помощью соотношений: (Н/Ф)» где Ф (фон) — амплитуда спектра ЭЭГ в фоне, а Н (нагрузка) — аналогичный показатель при выполнении заданий.

Межполушарные показатели асимметрии определялись путем вычисления индекса асимметрии ИА (D/S ) = где D — показатель амплитуды ЭЭГ-спектра правого полушария, a S — аналогичный показатель для левого полушария. Дискриминантный анализ проводили с целью выявления возможности использования ЭЭГ-параметров в дифференциальной диагностике больных шизофренией и нормы, а также больных с разными формами шизофрении между собой.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

РЕЗУЛЬТАТЫ КЛИНИЧЕСКОГО ОБСЛЕДОВАНИЯ БОЛЬНЫХ

У больных первой кластерной группы отмечалась высокая выраженность негативных симптомов по сравнению с остальными группами пациентов, в то время как выраженность продуктивной психотической симптоматики (галлюцинации и бред) была относительно меньше. «Странное поведение» и «позитивное расстройство мышления в данной группе достаточно выражены, а у больных второй группы показатели всех подшкал SANS оказались ниже, чем у других групп. У этой группы отмечалась высокая оценка продуктивной симптоматики. Больные. вялотекущей шизофренией, по степе ни выраженности негативной симптоматики, занимали промежуточное положение между остальными двумя группами больных.

В первой и третьей группах доля мужчин превышает долю женщин, что согласуется с литературными данными о наличии более выраженных негативных расстройств у мужчин по сравнению с женщинами. У этих же групп возраст к началу заболевания значительно ниже, чем у пациентов второй группы, что считается характерным для больных шизофренией типа II по Crow (1985, 1989).

При факторном анализе оценок негативных симптомов удалось выделить 4 основных фактора в структуре шкалы SANS В структуру первого фактора входили аморфность мышления, невнимательность, расстройства эмоциональности в виде неадекватного аффекта и отсутствия эмоциональной реакции. Второй фактор объединил признаки, описывающие поведение больного в сфере ухода за собой, личной гигиены и др., трудовой и социальной адаптации. Третий фактор включал признаки, входящие в первую подшкалу SANS под названием «эмоциональная сглаженность», за исключением эмоциональной неадекватности. Структура четвертого фактора соответствовала проявлениям снижения способности к логическим умозаключениям. Таким образом, удалось объективно показать внутреннюю неоднородность дефицитарных расстройств» при шизофрении.

В результате анализа всех пунктов SANS и SAPS выделены были 5 факторов. Первый из этих факторов представлял собой гипотетический синдром, включающий «позитивное» расстройство мышления, невнимательность при тестировании, социальную невнимательность, стереотипии и неадекватный аффект. Структура этого фактора согласуется с данными, полученными Liddle с 1987) о наличии синдрома «дезорганизации» у больных шизофренией с уже сформировавшимся дефектом. Второй фактор (фактор 2-а) соответствовал структуре синдрома Кандинского («комментирующие голоса», «диалог Колосов», «открытость», бред воздействия и т. д.). Третий фактор включал в себя факторы 3 и 4 из группы негативных симптомов. В нем негативное расстройство мышления (алогия) сочетается с эмоциональным обеднением и физической анергией, Этот полученный нами результат подтверждает точку зрения Crow (1985) о важности ограничения определения негативного синдрома (синдрома типа II) алогией и эмоциональным обеднением. Четвертый фактор отражал уровень трудовой и социальной адаптации. Пятый фактор соответствовал бредовому синдрому (бред. преследования и бред значения).

При анализе корреляции между негативными и позитивными симптомами мы смогли выявить положительную корреляцию между ними к целом (КК =0.298). При анализе корреляции между общей оценкой позитивных и негативных симптомов у больных первой группы коэффициент корреляции оказался равным 0.225, а у больных второй и третьей групп КК недостоверно отличен от нуля. Таким образом, можно констатировать, что взаимоотношение позитивной и негативной симптоматики при шизофрении зависит от характера течения и степени прогредиентности патологического процесса.

С целью объективного разделения обследованных больных на основании количественной оценки клинического состояния, нами проводился кластерный анализ, в результате которого определилось 4 группы больных: первая группа — больные с позитивным синдромом (все случаи полиморфной шубообразной шизофрении), вторая — с «чистым « негативным синдромом (16 больных мономорфной прогредиентной шизофренией и один больной вялотекущей шизофренией), третья-с синдромом «дезорганизации» (8 (Зольных с прогредиентной и близко к непрерывной формами шизофрении) и четвертая (23 больных) — больные вялотекущей шизофренией с неврозоподобными, симплекс-синдромами. На основании кластерного анализа выделяются два типа дефекта: первый «чистый « негативный синдром включает в себя эмоциональное обеднение, алогию и физическую анергию, а второй выражается в расстройстве формального мышления, странности поведения, а также остаточной кататонической симптоматике и неадекватном аффекте. Общим для этих двух видов дефекта является снижение уровня социальной адаптации. -РЕЗУЛЬТАТЫ АНАЛИЗА ПЕРВИЧНЫХ ДАННЫХ ФОНОВОЙЭЭГ

У больных отмечалось увеличение спектральной мощности медленных ритмов ОЭГ, особенно у больных второй группы (с негативным синдромом) и четвертой группы (с вялотекущей шизофренией). Спектральная мощность дельта-ритма (1.5-3.5 Гц) и тета-1-ритма (4.5-6 Гц) увеличена в лобных отделах у всех групп. У больных второй и четвертой групп это увеличение выражено также и в центро-теменно-височных отделах левого полушария. Обнаруженное в настоящей работе увеличение спектральной мощности в диапазоне дельта-ритма, в частности, в лобных отделах у всех групп обследованных нами больных согласуется с данными литературы, полученными с помощью метода ЭЭГ-картирования (Morihtsa et al.. 1983, Morstyn et al., 1983. Guenter & Breitling, 1985) и с данными, полученными с использованием компьютерного анализа спектральной мощности без картирования (Fenten et al., 1980). Повышение мощности в диапазоне частот ниже 7.5 Гц, по данным Matussek и соавт. (1982), было обнаружено у больных с органическим психосиндромом и сочеталось с выраженной клинической симптоматикой. По-видимому, данные изменения в нашем исследование нельзя объяснить только влиянием предшествующей терапии, так как больные обследовались с отменой терапии не менее чем на одну неделю, ч во многих случаях были первичными. Другие исследователи также наблюдали увеличение дельта-активности у первичных больных шизофренией (Small et al., 1989) Нельзя также интерпретировать данные изменения ЭЭГ только как следствие длительности заболевания (Kasrallah. 1986), поскольку их сходная выраженность отмечается у больных второй и четвертой групп, у которых длительность заболевания достоверно отличается (р < 0.002 ). Поскольку у этих групп больных в клинической картине преобладает негативно-дефицитарная симптоматика, можно считать, что повышенная дельта-активность может быть связана с последней.

Общим для всех групп больных являлось снижение амплитуды ЭЭГ-спектра в поддиапазоне альфа-2 (10- И.5 Гц), а в поддиапазоне альфа-3 (12-13 Гц) амплитуда спектра снижается у больных второй и третьей групп. У больных вялотекущей шизофренией уменьшение альфа-активности более достоверно в затылочных областях, а у больных второй группы (с негативным синдромом) отмечается генерализованность данного изменения. Высокочастотный компонент альфа-ритма, по данным Pfurtscheller и соавт. (Pfurtscheller et al., 1988). более связан с переработкой информации, чем низкочастотный компонент. Таким образом, полученные данные о снижении альфа-активности в Поддиапазоне альфа-2 у всех групп больных шизофренией и альфа-3 у некоторых групп могут интерпретироваться в рамках гипотезы о нарушении механизмов переработки информации при данном

заболевании.

Обнаруживалась двунаправленность изменения бета-активности. С одной стороны, достоверное увеличение таковой у больных с позитивным синдромом в левом полушарии и тенденция к увеличению у больных с синдромом дезорганизации, а с другой стороны, ее снижение у больных второй и четвертой группы (с негативной симптоматикой). У больных второй группы (с выраженной дефицитарной симптоматикой) снижение <5ета-активности особенно выражено в правом полушарии.

РЕЗУЛЬТАТЫ АНАЛИЗА РЕАКТИВНЫХ ИЗМЕНЕНИЙЭЭГ ПРИ СОСТОЯНИИ 2 (с открытыми глазами и фиксацией взора)

При состоянии 2 больные и здоровые испытуемые сидели с открытыми глазами и смотрели в одну точку. По мнению Gruzelier (1988), этот тест адресован направленному зрительному вниманию. У группы здоровых испытуемых максимальная реакция на открывание глаз отмечается в альфа- и бета- диапазонах. Максимальная реакция была отмечена в альфа-2 поддиапазоне (10-11.5 Гц) и в поддиапазоне 48-21.5 Гц, где спектральная мощность уменьшается с высокой степенью достоверности.

При анализе реактивных ЭЭГ-изменений при состоянии 2 (соотношение амплитуды ЭЭГ- спектра при состоянии 1 и состоянии 2) у здоровых испытуемых и таковыми у больных обращало на себя внимание» что максимальные различия отмечаются в высокочастотных полосах альфа-ритма (альфа- 2 и альфа-3). Топография данных различий отличалась у разных групп больных. У. больных первой группы (с позитивным синдромом) достоверные различия по сравнению с нормой отмечались в лобно-центро-затылочных отделах, а у больных второй группы различия были более генерализованны и охватывали erne теменные и задневисочные отделы коры. У больных же четвертой группы (с вялотекущей шизофренией) обнаруживались меньшие различия с нормой, чем у других групп больных. Причем они отмечались исключительно в левом полушарии. У больных третьей группы достоверные различия отмечаются в лобном и теменном отделах левого полушария. Таким образом, больные шизофренией с негативным синдромом демонстрируют более генерализованные нарушения при данном тесте, чем другие обследованные, а больные с вялотекущей шизофренией демонстрируют меньшие изменения, чем все остальные.

3-АНАЛИЗ РЕАКТИВНЫХ ИЗМЕНЕНИИ ЭЭГ ПРИ КОГНИТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

При выполнении пространственного задания у больных первой группы (с позитивным синдромом) по сравнению с нормой отмечалась достоверно меньшая реакция в затылочных отведениях в альфа-3 — поддиапазоне (12. — 13 Гц), а в правом теменном отведении обнаруживалась только тенденция к такому уменьшению.

У больных второй группы (с негативным синдромом) отмечалась достоверно меньшая реакция на пространственный тест билатерально в париетальных и затылочных отведениях в альфа-3- поддиапазоне, а в правом ере дне височном отведении, обнаруживалась парадоксальная реакция в этом же поддиапазоне, т. е. в отличие от нормы, где происходит уменьшение спектральной мощности, у больных этот параметр увеличивается. Парадоксальность реакции в правом средневисочном регионе была характерна и для больных третьей (с синдромом дезорганизации) и четвертой (с вялотекущей шизофренией) групп. У группы больных с негативным синдромом, наряду с правополушарными изменениями отмечалась большая вовлеченность левого полушария в переработку пространственной информации по показателю амплитуды ЭЭГ-спектра в диапазоне альфа-ритма. В поддиапазоне бета-2, по сравнение с нормой, отмечалась большая реактивность на эту нагрузку в правом полушарии.

У больных третьей группы (с синдромом дезорганизации) отличия от нормы по параметру реакции на пространственный тест отмечались преимущественно в правом полушарии, Это согласуется с данными, полученными Gruzelier и соавт. (1988) о правополушарной дисфункции при выполнении теста на распознавание лиц у группы больных с активным синдромом, клиническая картина которого наиболее близка к синдрому дезорганизации.

Правополушарные отличия от нормы обнаруживались также у больных с вялотекущей шизофренией. У этих больных достоверное уменьшение реакции на данный тест отмечалось в правом теменном отведении в альфа-2-поддиапазоне.

Диализ реактивных изменений на когнитивную вербальную активацию у больных с позитивным синдромом, в отличие от нормы, выявлял ареактивность левого полушария по результатам теста Вилкоксона. При сравнении коэффициента реакции на данное состояние у больных этой группы и у группы здоровых испытуемых достоверное уменьшение реакции обнаруживалось в альфа-2-под-диапазоне в париетальном и средневисочном отведениях левого полушария, а также билатерально в затылочных отделах. Отмечалась также тенденция к уменьшению реакции в лобных отделах в диапазоне бета-ритма и в левом средневисочном отведении в бета-2-поддиапазоне (Р< 0,09 ). Эти данные согласуются с результатами, полученными Flor- Henry и соавт. (1988) об ареактивности левого полушария при вербальной когнитивной деятельности у больных шизофренией.

У больных с негативным синдромом обнаруживалась парадоксальная (в виде увеличения) реакция на вербальный тест в альфа-2-поддиапазоне билатерально в лобных долях и теменных отделах, а также в правом средневисочном отведении. Парадоксальная реакция отмечается еще и для альфа-3-поддиапазона в задних отделах коры. В правом центральном отведении в альфа-2-поддиапазоне, а также в диапазоне бета-ритма в лобном, теменном и затылочном отведениях правого полушария реакция на вербальный тест выше, чем у нормы. Это свидетельствует о вовлеченности правого полушария в переработку верстальной информации у больных с выраженной негативной симптоматикой. У этих же больных при пространственном тесте отмечалась вовлеченность левого полушария. Таким образом, полученные нами результаты свидетельствуют о нарушении межполушарных отношений у этих больных. Независимо от вида задания у этих больных происходит активация правого полушария, оцениваемая по показателю реактивности на когнитивные нагрузки в диапазоне бета-ритма.

При вербальной когнитивной деятельности больные вялотекущей шизофренией в меньшей степени отличались от нормы, чем другие группы больных. У этих больных в средне- и задневисочных отведениях а также в теменных областях реакция на вербальную нагрузку в альфа-2- поддиапазоне была выше, чем у нормы. Это увеличение можно отнести к сложности вербального задания для больных. Отмечалась также тенденция к уменьшению реакции в тета-4-поддиапазоне, что может отражать нарушения тормозных процессов у данной группы больных.

РЕЗУЛЬТАТЫ АНАЛИЗА ПОКАЗАТЕЛЕЙ АСИММЕТРИИ ПРИ РАЗНЫХ СОСТОЯНИЯХ

Межполушарные отношения занимают особое место среди ЭЭГ-показателей, наиболее тесно связанных с психопатологией.

При сравнении индекса асимметрии (И А) у больных и здоровых испытуемых, у больных первой группы (с позитивным синдромом) отличия от нормы по данному параметру преимущественно обнаруживались при выполнении вербального задания. При сравнении индекса асимметрии в состоянии 3 у этих больных с таковым у здоровых испытуемых отмечалось достоверное уменьшение данного параметра в лобных отделах во всех поддиапазонах альфа-ритма и в бета-1 поддиапазоне, В центральных отделах обнаруживалась такая же тенденция, В то же время при выполнении пространственного задания больные данной группы не отличались от нормы по И А. Таким образом, эти данные, вместе с данными, полученными в результате анализа значений амплитуды ЭЭГ спектра, позволяют считать, что характерной для позитивного синдрома является левополушарная дисфункция.

При такой же анализе у больных шизофренией с негативным синдромом достоверные отличия от нормы обнаруживались при всех состояниях» за исключением состояния 3. Для них было характерно снижение ИА в лобных отделах коры в альфа-1 и альфа-2 поддиапазоне (в состоянии 1), а при состоянии 2 И А был снижен также в центральных и затылочных отделах. Эти результата согласуются с гипотезой Crow и соавт. (Crow et. al. 1989) об уменьшении церебральной латерализации у больных шизофренией. В состоянии 4 ИА в диапазоне альфа-ритма выше, чем у нормы в теменных отделах. У этих же больных отмечалась вовлеченность левого полушария при состоянии 4. При состоянии 3 наряду со снижением реакции левого полушария» отмечалась гиперактивация правого полушария (увеличение бета-активности по сравнению с нормой), Таким образом установлено, что для больных а негативным синдромом характерны уменьшение асимметрии и парадоксальность реакции на функциональные нагрузки.

Вольные вялотекущей шизофренией обнаруживали уменьшение латерализации» аналогично данным, полученным при сравнении больных с негативным синдромом и нормой. Однако, у этих больных при состояниях 2 и 3 обнаруживаются нарушения межполушарных отношений, указывающие на левополушарную дисфункцию.

У больных третьей группы (с синдромом дезорганизации) наблюдали уменьшение ИА в лобных и центральных отделах при состоянии спокойного бодрствования, а при состоянии 2 данный показатель ниже, чем у нормы, в центральных и средне-височных областях. По-видимому, нарушения межполушарных отношений более характерны для больных шизофренией с дефектным состоянием, что подтверждается полученными нами данными у больных с чистым дефектом и с синдромом дезорганизации.

5-РЕЗУЛЬТАТЫ ДИСКРИМИНАНТНОГО АНАЛИЗА

По данным настоящего исследования чувствительность фоновой ЭЭГ для диагноза шизофрении составила 87,7 %. Параметры выделенных дискриминантных функций локализовались преимущественно в правом полушарии, что согласуется с данными Сидоренко и соавт. (1991) о роли данного полушария в разделении больных шизофренией и нормы. В левом полушарии амплитуда ЭЭГ-спектра в диапазоне альфа-1-ритма в задневисочном отведении играла существенную роль в дискриминации больных от нормы. Этот факт свидетельствует, по-видимому, об участии височной доли в патологическом процессе при шизофрении. При использовании ЭЭГ-показателей в состоянии спокойного бодрствования не удалось разделить разные группы больных, за исключением больных с позитивным и чистым негативным синдромами, а при анализе показателей реакции на функциональные тесты больные с разными синдромами разделились друг с другом в той или иной степени в зависимости от нагрузки. Так, при анализе показателей реактивности на состояние 2 чувствительность диагноза составила 48,4 %. Плохо диагностировались больные с синдромом дезорганизации (28,6 %) и пациенты с вялотекущей шизофренией (31,8 %). При анализе показателей реактивности на вербальную нагрузку правильность диагноза у больных вялотекущей шизофренией повысилась до 50 %, а при аналогичном анализе реакции на пространственный тест чувствительность ЭЭГ-показателей для диагноза этих больных составила только 5,3 %,, • (94,7 % больных диагностировались как больные. с негативным синдромом). Таким образом, подтверждается вышеупомянутое сходство больных вялотекущей шизофренией и пациентов с негативным синдромом. Однако, реакция на вербальную нагрузку показала отличия в ЭЭГ этих сходных по многим параметрам больных, что. позволяет использовать данный тест для дифференциации этих групп больных.

При дискриминантном анализе ЭЭГ-показателей для больных с позитивным и с чистым негативным синдромом они разделились с высокой степенью чувствительности (52,9 — 85,7Я К Таким образом, полученные нами данные подтверждают точку зрения Crow (1980) о правомерности разделения этих синдромов в рамках шизофрении.

ВЫВОДЫ:

1. Применение специальных шкал для оценки психопатологического состояния больных позволило объективно изучить распределение позитивных и негативных симптомов и их соотношение у разных групп больных шизофренией, с одной стороны, и разделить их для изучения характеристик организации электроактивности мозга при разных синдромах данного заболевания, с другой.

2. Соотношение позитивных и негативных симптомов зависит от типа синдрома и от Типа течения заболевания: позитивные симптомы положительно коррелируют с негативными у больных шубообразной и непрерывной шизофренией и отрицательно у больных вялотекущей шизофренией, а у больных с полиморфной шубообразной шизофренией они не обнаруживают достоверных корреляций.

3. Факторный и кластерный анализ позволил разделить обследованных больных шизофренией на четыре группы: первая группа- больные с позитивным синдромом, вторая — с «чистым» негативным синдромом, третья — с синдромом дезорганизации и четвертая — больные вялотекущей шизофренией с неврозоподобными и симплекс-синдромами.

4. Выделяется два типа дефекта: первый «чистый» негативный синдром включает в себя эмоциональное обеднение, алогию и физическую анергию, а второй выражается в расстройстве формального мышления, странности поведения, а также остаточной кататонической симптоматике и неадекватном аффекте. Общим для этих двух видов дефекта является снижение уровня социальной адаптации.

5. Поданным количественного анализа и картирования ЭЭГ, общим для всех исследованных групп больных шизофренией является повышение, по сравнению с нормой, спектральной мощности фоновой ЭЭГ в диапазоне дельта-ритма, в разной степени генерализованное у разных групп больных, а также снижение спектральной мощности ЭЭГ в альфа-2 (и в альфа-3, у групп с вялотекущей шизофренией и с негативно-дефицитарной симптоматикой) поддиапазонах. Эта изменения ЭЭГ могут отражать снижение мозгового кровотока и нарушение функций корково-подкорковых систем мозга, связанных с генерацией альфа-ритма.

Бета-активность ЭЭГ увеличена у больных с позитивной симптоматикой (особенно, в левом полушарии) и снижена у больных с негативной симптоматикой и вялотекущей шизофренией (особенно, в правом полушарии), что, видимо, связано с разным уровнем общей активации мозга при разных синдромах.

6. В результате анализа межполушарных отношений путем использования разных когнитивных тестов и оценки индексов асимметрии ЭЭГ показано, что для группы больных шизофренией с преобладанием позитивной симптоматики характерна левополушарная дисфункция. Для групп больных со сформировавшимся дефектом («чистый» негативный синдром и синдром дезорганизации) характерно уменьшение функциональной асимметрии ЭЭГ, а для группы больных с негативным синдромом — еще и парадоксальность ЭЭГ-реакций на когнитивные нагрузки. Больные вялотекущей шизофренией обнаруживают признаки как лево-, так и право-полушарной дисфункции, а также снижения латерализации, хотя и в меньшей степени.

7. Дискриминантный анализ спектральных параметров фоновой ЭЭГ позволяет отличить группу больных, в целом, от группы нормы (чувствительность до 87 %), но не различает разные группы больных. Такой же анализ ЭЭГ при выполнении функциональных нагрузок различает группы больных с чувствительностью до88 %, (в зависимости от сравниваемых групп и вида нагрузки). Таким образом, сочетание регистрации и многомерного анализа фоновой ЭЭГ и ЭЭГ-реакций на разные виды функциональных нагрузок (в том числе, когнитивных, адресованных к разным полушариям мозга) позволяет повысить информативность ЭЭГ в отношении дифференциально-диагностических уточнений при разделении разных по синдромальной структуре групп больных шизофренией.

8. В целом, полученные данные подтверждают гипотезы о различии патофизиологических процессов, лежащих в основе позитивного и негативного синдромов при шизофрении, а также о наличии континуума психических расстройств.

9. Вялотекущая шизофрения занимает промежуточное положение между полиморфной шубообразной и мономорфной прогредиентной шубообразной шизофренией по характеристикам негативно-дефицитарной симптоматики, Об этом свидетельствует: а- результаты количественной оценки негативных расстройств по шкале SANS.

б- показатели фоновой ЭЭГ и реактивности на пространственную нагрузку, а также данные дискриминантного анализа ЭЭГ-показателей.

СПИСОК РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. SolimanH. S., Lebedeval. S., Lazarev V.V. Computerized EEC mapping during codnitive activity in normals // The 5 Vlth. Inter. Cong., of Psychophysiology. Budapest, Hungary, 1990. p258

2. Сулейман Х. С., Циркин С. Ю., Изнак А. Ф., Лебедева И. С. Картирование ЭЭГ у больных шизофренией с негативными синдромами //XII Научная конференция болгарских аспирантов в СССР с международным участием. Тезисы выступлений, Москва, 1990. с. 48.

3. Изнак А. Ф., Циркин С. Ю., Сулейман Ч. С., Чаянов Н. В. Картирование ЭЭГ у больных шизофренией с бредовыми синдромами в процессе терапии //«Биологические основы индивидуальной чувствительности к психотропным средствам» Тезисы всесоюзной конференции. Ростов-на-Дону, 1990. с. 18.

4. Сулейман Х. С., Изнак А. Ф., Циркин С. Ю., Лебедева И. С. Топография фоновой ЭЭГ у больных шизофренией с негативной и позитивной симптоматикой. 1-е Совещание по картированию мозга. Москва, 1991. с.98.

5. Лебедева И. С., Сулейман X. С. Изменения топографии ЭЭГ при вербальном- задании у различных групп школьников. там же. с. г 6.

6. Soliman. H. S., TsirkinS. Y.. Positive-negative dichotomy in schizophrenia. // World Psychiatric Association. Regional symposium. Cairo, 1992- p.28..

7. SolmanH. S., TsirkinS. Y., IznakA. F. Positive and negative syndromes in schizophrenia// Schizophrenia Research, 6, 1992, 2. Abstracts of the Vlth Biennial European Workshop on schizophrenia, pp. 131-32..

Сдана в печать: Топографические ЭЭГ-корреляты позитивных и негативных расстройств при шизофрении.