english version
Основан в 1944 году

Разделы:




Яндекс.Метрика
Евсегнеев Роман Александрович

АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СССР

ВСЕСОЮЗНЫЙ   НАУЧНЫЙ   ЦЕНТР ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ

 

 

 

На правах рукописи

 

 

 

 

 

 

ЕВСЕГНЕЕВ Роман Александрович

 

 

 

 

 

 

ЭНДОГЕННЫЕ  АФФЕКТИВНЫЕ И ШИЗОАФФЕКТИВНЫЕ ПСИХОЗЫ:

клинико-биологическое исследование

 

 

 

М.00.18 — Психиатрия

 

 

 

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Москва — 1990

Работа выполнена в Минском ордена Трудового Красного Знамени государственном медицинском институте

(ректор — профессор Кубарко А. И.)

на кафедре психиатрии (зав. — доцент Гайдук Ф. М.).

 

 

 

 

 

Научный консультант: доктор медицинских наук,

профессор Сорокина Т. Т.

 

 

Официальные оппоненты:

 

 

доктор медицинских наук, профессор Пантелеева Г. П.

доктор медицинских наук, профессор Цивильно М. А.

доктор медицинских наук Москаленко В. Д.

 

 

Ведущая организация — Московский научно-исследова­тельский институт психиатрии Министерства здравоохранения РСФСР.

 

 

 

 

Защита состоится « 14 » января 1991 г. в . 13. ча­сов на заседании специализированного совета Д 001.30.01 во Всесоюзном научном центре психического здоровья АМН СССР по адресу: 115522, Москва, Каширское шоссе, д. 34.

 

 

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Все­союзного научного центра психического здоровья АМН СССР.

 

 

 

Автореферат разослан « 11 » декабря 1990 г.

 

 

Ученый секретарь специализированного совета,

кандидат медицинских наук 

Лосева Т. М.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность проблемы. Аффективные расстройства, и прежде всего депрессии стали в последние десятилетия одной из централь­ных проблем психиатрической науки и практики. Повсеместно высо­кая распостранённость этик расстройств со стойкой тенденцией к дальнейшему росту, значительные экономические потери и неред­ко трагические последствия, трудности раннего распознавания, не слишком высокая до настоящего времени эффективность терапия, профилактики и индивидуального прогнозирования данной патологии поднимают проблему аффективных расстройств до уровня не только общемедицинской, но и актуальной социально-экономической задачи.

Депрессии и мании по своей частоте занимают в настоящее время первое место в клинике большой психиатрии (Г.В.Морозов,1988). По данным ВОЗ, депрессиями страдают 3-5$ населения Земли ( H.Sartorius, 1976; WHO, 1983), риск заболевания ими на про­тяжении жизни достигает 18% ( R.Glass е.а., 1981), причем частота этой патологии продолжает быстро расти ( Q.Klerman,

M.Weissman,   1989). В СССР за последние 10 лет число выяв­ленных больных с депрессиями увеличилось более, чем в 5 раз (А.С.Тиганов с cоавт.,1988).

Повседневная практика с большой остротой потребовала сегодня средств и методов ранней диагностики и прогнозирования течения этой патологии, предикции терапевтического ответа у каждого конкретного больного, а также выделения в общей популяции лиц с повышенной предрасположенностью. Все это закономерно вызывает значительный рост интереса к различным сторонам данной проблемы. Предметом углубленных исследований стали клиника, психопатоло­гия и терапия аффективных и шизоаффективных психозов (А.С.Тиганов,1963; Р.А.Наджаров,1968; А.В.Снежневский 1969; Г.В.Моронов, 1979; Ю.Л.Нуллер с соавт..1988; Г.П.Пантелеева с соавт.,1989; K.Leonhard,  I967;   H.Weitbrecht,     1967;    P. Kielholz     ,1970; J.Angst е.а.     ,1984).

Однако, несмотря на огромное число посвященных этой проблеме исследований возможности раннего выявления и терапии данной патологии за последние десятилетия заметно не возросли. Более того, повсеместно отмечается рост удельного веса затяжных, атипичных и терапевтически резистентннх депрессивных расстройств, достигающий уже 20-30% от общего их числа (Г.В.Морозов с соавт., 1982; Р.Я.Вовин о соавт.,1982; О.П. Вертоградова,1984;   P.Kiel­hols  ,1986). Оставляют желать лучшего и возможности целена­правленной вторичной профилактики приступов при аффективных и шизоаффективных психозах. В полной мере это касается и проблемы раннего индивидуального прогнозирования особенностей течения и отдаленного исхода данной патологии.

Накопление огромного клинического материала, попытки его синдромологической в нозологической классификации и с неизбеж­ностью возникающие при этом споры и противоречия со всей очевид­ностью показали необходимость развертывания параллельно с клини­ческими широких биологических исследований в данной области. Сегодня можно с определенностью утверждать, что именно биологи­ческие исследования окажут большое, а возможно, и решающее влияние на выяснение таких кардинальных вопросов, как этиологи­ческая сущность эндогенных (в том числе аффективных и шизоаф­фектавных) психозов, их нозологическая систематика и структура наследственной предрасположенности, сделают возможной индивиду­ализированную терапию и даже первичную профилактику. Как под­черкивают А.В.Снежневокий и М.Е.Вартанян (1979), "это должно радикально повлиять на судьбы и пути развития психиатрии буду­щего" .

Одним из быстро развивающихся сегодня направлений биологи­ческой психиатрии является генетика аффективных и шизоаффективннх психозов. Исследования, проведенные с использованием преиму­щественно клинико-генеалогического и близнецового методов нагляд­но показали ведущую роль генетических факторов в возникновении этих расстройств. Это, однако, еще не дает почти никакой инфор­мации для проведения конкретных лечебно-реабилитационных меро­приятий; до сегодняшнего дня повседневная психиатрическая прак­тика в состоянии воспользоваться лишь самой незначительной частью накопленных биологических данных. До настоящего времени не установлены конституционально-генотипические факторы, вовле­ченные в структуру наследственной предрасположенности к аффек­тивным и шизоаффективным психозам, что не позволяет наметить пути для выявления в общей популяции лиц с повышенным риском заболевания. Наконец, нет ясного понимания причин широкого кли­нического полиморфизма данной патологии, не исследовано влияние конституционально-генотипических особенностей больного на тече­ние заболевания, а также терапевтические ответы. Между тем, сегодня совершенно очевидно, что клинические проявления эндоген­ных периодических психозов, их течение, исходы и даже реакция больного на лечебные воздействия в значительной степени детерми­нируются его конституционально-генотипическим своеобразием. Поэтому данные биологических и, в частности, генетических иссле­дований имеют сегодня самое непосредственное отношение к таким сугубо практическим областям как диагностика, лечение, прогноз и профилактика болезней (В.Милев, В.Д.Москаленко,1988).

Цели и задачи исследования.    Основной целью настоящей работы явилось широкое многофакторное изучение конституционально-генотипических особенностей больных эндогенными аффективными и шизоаффективными психозами в их взаимосвязи с наиболее существен­ными клиническими признаками данной патологии, а также реакцией больного на терапевтические воздействия.

В задачи клинической части исследования при этом входило:

1)  изучение связи наследственной отягощенности, преморбидных личностных особенностей, а также полярности аффективных расст­ройств о клиническими особенностями аффективных и шизоаффективных психозов и терапевтическими ответами;

2)   оценка роли брачного радиуса родителей в клиническом полимор­физме данной патологии у пробанда,

3)   исследование личностных изменений на отдаленных этапах течения болезни;

4)   изучение некоторых психосоматических отношений в картине фаз и интермиссий.

К задачам биологической части исследования относились:

1)   сравнительное изучение .комплекса генетических маркеров и фено­типических признаков - антигенов системы HIA, групп крови АВО, фенотипов гаптоглобина (Нр), ацетиляторного статуса, особенностей соматической конституции и дерматоглифики среди больных аффектив­ными и шизоаффективными психозами я здоровых лиц той же популя­ции с целью поиска признаков, вовлеченных в структуру предраспо­ложенности ;

2)   исследование корреляционных связей между указанными конститу-ционально-биологическими признаками и клиническим полиморфизмом аффективных и шизоаффективных психозов, а также реакцией на терапевтические воздействия - трициклические антидепрессанты и литиевую профилактику;

3) изучение возможностей дексаметазонового теста в качестве биологического маркера эндогенных; аффективных расстройств;

4) широкий анализ взаимосвязей между всей совокупностью исследо­ванных параметров (клинических, терапевтических и конституцио­нально-биологических) с разработкой практических рекомендаций по использованию полученных данных в целях раннего прогнозирова­ния течения и исхода аффективных и шизоаффективных психозов, а также предикции результатов терапии у этих больных.

 

Научная новизна результатов. Впервые проведено широкое много­факторное исследование комплекса генетических маркеров и консти­туционально-биологических признаков у больных эндогенными аффективными и шизоаффективными психозами в их взаимосвязи с большим числом клинических и терапевтических параметров. При этом, в отличие от значительного большинства прежних исследова­ний оценивалось не только наличие, но и степень выраженности таких взаимосвязей.

Впервые изучено влияние на клинический полиморфизм эндогенных периодических психозов наследственной отягощенности как психи­ческими, так и соматическими заболеваниями, а также брачного радиуса родителей больного. Впервые обнаружено существенное моди­фицирующее влияние эндогамии на клинические особенности эндоген­ных периодических психозов, а также эффективность литиевой про­филактики у пробанда.

В ходе изучения психосоматических отношений при аффективных и шизоаффективных психозах, исследованы два ранее малоизученных клинических феномена - явление психосоматического балансирования и нервная анорексия в качестве одной из "масок" эндогенных де­прессивных расстройств.

Изучение отдаленных этапов болезни при аффективных психозах обнаружило появление у части больных неглубоких личностных изменений в трех их вариантах: астенический сдвиг, тимопатические расстройства и психопатизация. Впервые проведено комплексное исследование клинических и биологических признаков, на основании которых можно было бы заранее прогнозировать возникновение этих личностных изменений.

В биологической части исследования впервые изучено распреде­ление ряда генетических маркеров и конституционально-биологи­ческих признаков у больных активными и шизоаффективными пси­хозами из белорусской популяции - антигенов HIA, фенотипов гап­тоглобина, ацетиляторного статуса, особенностей антропометрии а дерматоглифики. Впервые исследованы связи указанных признаков е целым рядом клинических и терапевтических параметров - типом течения болезни, возрастом ее манифестация, длительностью приступов, отдаленным исходом, а также терапевтическими ответами.

Впервые идентифицирован ряд наследственно-конституциональных признаков, вовлеченных в структуру предрасположенности к аффек­тивным и шизоаффективным психозам, определены показатели отно­сительного риска в отношении ряда биологических маркеров для оценки степени их связи с заболеванием и его отдельными прояв­лениями .

В процессе исследования впервые обнаружен целый ряд частных клинико-биологических корреляций этого плана: взаимосвязь аффективных психозов с "медленным" фенотипом ацетилирования, благоприятного периодического течения эндогенных фазных психозов с группой крови О (I), андроморфным соматотипом у мужчин и мезо­морфным - у женщин, континуального течения данной патологии с изолокальным браком родителей больного,  "быстрым" фенотипом ацетилирования и наличием монологических дисплазий у женщин, неблагоприятного отдаленного исхода аффективных и шизоаффектив­ных психозов с эндогамией независимо от пола. Впервые обнаружена выраженная связь высокого терапевтического эффекта трициклических антиденрессантов с пикнической конституцией и низкого аффекта с наличием морфологических дисплазий. Получены также ряд ориги­нальных данных о связи клинического полиморфизма исследованной патологии с рядом маркеров системы HDA.

 

Практическая значимость результатов. Проведенный в настоящем исследовании анализ взаимосвязей ряда биологических маркеров о клиническим полиморфизмом и терапевтическими ответами при аффек­тивных и шизоаффективных психозах существенно расширяет возмож­ности для раннего прогнозирования особенностей течения, а также их отдаленного исхода (вероятность возникновения неблагоприятных континуальных форм, затяжных депрессивных фаз, развитая личност­ных изменений на отдаленных этапах болезни и т..д.). При этом врач получает возможность использования в целях прогноза ряда легко доступных для сбора клинических и параклинических данных, которые ранее для этого не использовались (наследственная отяго­щенность соматической патологией, сведения о брачном радиусе родителей больного и др.).

Учет конституционально-генотипических особенностей больного для предикции результатов терапии трициклическими антидепрессан­тами и литиевой профилактики существенно расширяет возможности индивидуализации лечения, причем уже на рантах его этапах, когда объем сведений о терапевтической "чувствительности"" больного еще минимален. Собранные в работе клинические и конституционально-биологические данные окажутся весьма полезны при решении таких постоянно возникающих в психиатрической практике вопросов, как необходимость продолжения приема поддерживающих доз антидепрес­сантов при выходе из фазы и в "светлые" промежутки болезни, срони начала профилактического приема препаратов лития в каждом конкретном случае и ряд других.

Идентификация ряда конституционально-генотипических призна­ков, вовлеченных в структуру предрасположенности к аффективным и шизоаффективным психозам позволяет использовать их при медико-генетическом консультировании для выделения в популяции групп высокого риска. Аспект этот приобретает особую практическую значимость при обследовании фенотипически здоровых близких род­ственников пробандов, страдающих аффективными либо шизоаффектив­ными психозами, а также лиц с отягощенным семейным анамнезом.

Результаты исследования внедрена в практику работы ряда ста­ционарных и амбулаторных психиатрических учреждений БССР, исполь­зуются в программах преподавания на кафедре психиатрии Минского медицинского института.

 

Апробация и публикация результатов исследования. Диссертация апробирована на расширенном заседании кафедры психиатрии Минско­го медицинского института с участием врачей Республиканской клинической психиатрической больницы Минздрава БССР (апрель 1990 г.), а также на межотделенческой научной конференции Всесо­юзного научного центра психического здоровья АМН СССР (июнь 1990 г.).

Основные материалы и положения диссертации были доложены и обсуждались на конференциях врачей Республиканской клинической психиатрической больницы Минздрава БССР (Минск, 1984,1985,1989, 1990), заседаниях Минского городского научного общества невропа­тологов и психиатров (Минск,1984 и 1985), городского общества медицинских генетиков (Минск, 1990), II Республиканской конференции молодых генетиков и селекционеров БССР (Минск, 1986), итого­вой 75-й сессии Белорусского НИИ неврологии, нейрохирургии и физи­отерапии совместно с Республиканской научно-практической конфе­ренцией психиатров, наркологов и заседанием Правления Белорус­ского научного общества невропатологов и психиатров (Минск,1989), ТО научной конференции невропатологов и психиатров Литовской ССР (Каунас, 1984), Ш съезде невропатологов и психиатров БССР (Минск, 1986), Всесоюзном симпозиуме "Психопатология, психология эмоций и патология сердца" (Суздаль, 1988), I Всесоюзном съезде медицинских генетиков (Киев, 1984), VIII Всесоюзном съезде невро­патологов, психиатров и наркологов (Москва, 1988), международном симпозиуме "Психиатрические и психологические аспекте сердечно­сосудистой патологии" (Москва, 1985).

По материалам диссертации опубликованы 24 работы, список кото­рых приводится в конце автореферата.

 

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, выводов, приложения и списка литературы. Глава I содержит анализ литературы по изучаемой проблеме. Во П главе представлена характеристика клинического материала, мето­дов обследования и статистического анализа. Глава III посвящена результатам клинико-катамнестического обследования, а глава IV -результатам изучения конституционально-биологических параметров. В V главе проведен анализ взаимосвязей между исследованными в работе клиническими, терапевтическими и конституционально-биоло­гическими признаками. Приложение содержит 8 клинических иллюст­раций.

Диссертация изложена на 415 страницах машинописного текста (основное содержание занимает 308 страниц), иллюстрирована 58 таблицами и 4 рисунками. Библиографический указатель включает 650 источников, в том числе   310 на русском и   340 -  на иностранных языках.

 

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

 

Клинический материал настоящей работы составили 285 больных эндогенными психозами с периодическим течением (190 - аффектив­ными и 95 - шизоаффектавными), наблюдавшихся нами в стационаре Республиканской клинической психиатрической больница Минздрава БССР, а затем катамнесетически за период 1979-1989 г.г. Критериями отбора являлись клинически верифицированный диагноз эндогенного аффективного либо шизоаффективного психоза, а также возможность наблюдения больного лично автором.

Нозологическая квалификация обследованных проводилась на основании диагностических критериев, разработанных в Институте клинической психиатрии ВНЦПЗ АМН СССР (А.В.Снежневский,1966, 1983; Р.А.Наджаров, А.Б.Смулевич, I983; Т.Ф.Пададопулос, И.В.Шахматова-Павлова, 1983), а для обозначения форм в качестве. синонимов использовались термины, представленные в МКБ-9 и широ­ко употребляемые в современных международных классификациях -аффективные психозы (синоним - маниакально-депрессивный психоз) и шизоаффективные психозы (синонима -рекуррентная, периодическая, приступообразная шизофрения). Среди обследованных было 211 жен­щин и 74 мужчины, их средний возраст составил 46,6±13,5 лет (49,6±13,8 в аффективной - 40,5±10,6 - в шизоаффективной группе). Длительность заболевания с момента манифестации была достаточно велика - в среднем 14,9±10,8 лет (15,8±11,5 в аффективной и 13,1±9,0 - в шизоаффективной группе). Продолжительность нашего клинико-катамнестического обследования колебалась от 1 до 10 лет и в среднем составила 4,1±2,9 года (4,0±2,7 в аффективной и 4,5±3,2 - в шизоаффективной группе). Обследованные больные перенесли в ходе заболевания в общей сложности 2161 фазу (приступ) и 1812 интермиссии, что в среднем составило 7,6±7,1 фазы (присту­па) и 6,3±5,9 интермиссии (ремиссии) в рассчете на одного больно­го.

Основными методами исследования явились клинико-психопатоло­гический и клинико-катамнестический.

В число учитываемых в работе   клинических   признаков входили: нозологический диагноз, полярность аффективных расст­ройств, тип течения болезни, наличие и характер наследственной отягощенности, преморбидные личностные особенности больного, возраст манифестации заболевания и характер манифестного присту­па, частота и длительность фаз, срок от манифестации до возник­новения первой маниакальной фазы (для биполярных форм), качество интермиссий, появление личностных изменений на отдаленных этапах болезни, динамика уровня социальной адаптации в ходе заболевания, его отдаленный исход.

К числу анализируемых   терапевтических призна­ков относились эффективность трициклических антидепрессантов и результаты профилактической терапии карбонатом лития - при этом использовались критерии, предложенные В.И.Трубниковым с соавт. (1987).

Конституционально-биологические параметры определялись с использованием следующих методик, Типирование антигенов HLA локусов А и В проводилось в стандартном микродимфоцитотоксическом тосте (   P.Terasak    е.а.,1964). Груп­пы крови АВО определялись методом стандартных гемагглютинирующих сывороток (М.А.Умнова с соавт.,1979). Наследственные варианты гаптоглобина (Нр) устанавливались путем электрофореза в крах­мальном геле по методике     F.Kristijanson         (I961) в модифи­кации    D.Osterhoff         е.а.(1965). Ацетиляторный статус оценивался по остаточной концентрации активной фракции изониазида в сыворотке крови через 3 часа после приема внутрь тестовой дозы (0,6 г) препарата, активная фракция изониазида определялась по методике Р.И.Шендеровой о соавт. (1976). Антропометрическое обследование велось по методике В.В.Бунака (1941), конституцио­нальные типы определялись по величине индексов Риса-Айзенка и Таннера (А.Н.Корнетов о соавт.,1984), наличие и характер морфо­логических дисплазий оценивались соматоскопически. Снятие отпе­чатков пальцев и ладоней выполнялось по традиционной методике с применением типографской краски, оценка узоров проводилась по системе Генри-Гальтона (Т.Д.Гладкова, 1966).

Брачная дистанция родителей исследовалась путем обора сведе­ний о месте рождения родителей и прародителей больного. К числу потомков от эндогамных (изолокальных) браков относили лиц, роди­тели которых происходили из одного и того же небольшого населен­ного пункта (деревни или поселка), либо из разных населенных пунктов, расстояние между которыми не превышало 10 км. К потом­кам от экзогамных (гетеролокальных) браков относили большее, родители которых происходили из населенных пунктов, удаленных друг от друга более, чем на 10 км. Браки, при которых супруги были родом из одного большого города, относили к экзогамным (А.Е.Двирский, 1985).

В качестве контроля были обследованы обширные контингенты психически здоровых лиц. В число обследованных опытной и конт­рольной групп включались только представители белорусской попу­ляции. Количество их по каждому виду конституционально-биологи­ческих параметров представлено в табл. I.Исследованный в качестве биологического "маркера состояния" дексаметазоновый тест проводился и оценивался по методике, пред­ложенной Ю.Л.Нуллером с соавт. (1985). Уровень кортизола в сыво ротке крови при

 

Таблица  I

Количество   обследованных опытной и контрольной групп по различным биологическим параметрам

 

N   

     Наименование        

     биологических      

      параметров      

Количество   обследованных

 

 

 

 

Опытная группа

Контрольная группа

1

Антигены HIA

233

360

2

Группы крови АВО

257

1158

3

Фенотип гаптоглобина

212

119

4

Ацетиляторный статус

178

79

5

Антропометрия

211

336

6

Дерматоглифика

203

200

7

Брачный радиус родителей

196

-

 

этом определялся методом конкурентного радиоаналиэа с использованием наборов Корт-1-3H Института биооргани­ческой ХИМИИ АН БССР и счетчика     Gamma   5500 фирмы   Beсkman. Обследованы 79 больных аффективными и шизоаффективными психоза­ми в состоянии эндогенной депрессии, 21 - эндогенной мании, 28 - интермиссии, а также 47 здоровых лиц, 17 больных реактив­ными депрессиями и 51 больной шизофренией без аффективной симп­томатики в качестве контрольных групп.

Основной объем вычислений в настоящей работе проведен ка ЭВМ EC-1036 с использованием пакета прикладных программ статисти­ческой обработки медицинской информации СОМИ. При этом помимо традиционно используемых статистических показателей (дисперсия, стандартное отклонение, ошибка средней арифметической, Т-крите­рий,   φ -критерий, критерий хи-квадрат и т.д.) вычислялся также целый ряд коэффициентов, позволяющих оценить не только наличие, но и степень   выраженности   взаимосвязей между доследованными признаками: мера среднее квадратичной со­пряженности Ф, коэффициента связанности q   и У. Юла, коэффициент контингенции С.Пирсона, коэффициент ранговой корреляции Спирмана ( Rs  ), меры тау-bb) Кендалла и тау-cc) Стьюарта, меры связанности Гудмена-Крускала, включая критерий Гамма (γ) и критерий  D.    Сомера (А.Афифи, С.Эйзен, 1982). Суждение о силе связи между анализируемыми признаками делалось по совокупности использованных в каждом конкретном случая критериев.

Статистический анализ результатов HLA-типирования проводился отдельно на ЭВМ СМ 1420 с использованием специально составленной на языке Фортран программы. При этом рассчитывались частоты встречаемости антигенов, генов, фенотипов и гаплотипов, критерии Т, хи-квадрат, а также критерии атрибутивного и относительного риска. Последний из них ( RR  ) был использован, кроме того, в более широком плане для оценки связи других конституционально-биологических маркеров с клиническими особенностями исследован­ной патологии и терапевтическими ответами.

Сбор b анализ всего использованного в работе клинико-катамне­стического материала проведен лично автором.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

I. КЛИНИЧЕСКИЕ   ИССЛЕДОВАНИЯ

 

I.I Наследственная отягощенность.Методом семейного анамнеза у 278 из числа обследованных больных были собраны подробные данные о родственниках 1-й и 2-й степени родства в восходящих и нисходящих поколениях, при этом фиксировались сведения о наличии душевных заболеваний, алкоголизма, суицидов, личностных аномалий, а также психосоматической патологии (степень родства в дальнейшем анализе не учитывалась). При сопоставлений пробандов аффективной и шзоаффективной групп (187 и 91 бальной соответственно) обнаружено повышение частоты наследственной отягощенности шизофренией во второй из этих групп (11,2 и 26,4% соответственно; р<0,01). В то же время не найдено значимых различий частоты встречаемости в семейном анамнезе бальных аффек­тивными и шизоаффективными психозами суицидов (8,6 и 9,9%), алкоголизма (26,7 и 33,0%), аффективных психозов (24,1 и 15,4%), сахарного диабета (9,1 и 11,0%), сердечно-сосудистой патологии (38,0 и 30,8%), онкологических заболеваний (27,3 и 17,6% соот­ветственно) .

Обнаружено, что вклад наследственной отягощенности эндоген­ными психозами в клинический полиморфизм исследуемой патологии может быть весьма различен. Так, у пробандов с семейной отяго­щенностью шизофренией намного чаще, чем у неотягощенных встреча­ется биполярное течение болезни - частота его в аффективной группе составила 81,0 и 56,3% (р<0,05), в шизоаффективной группе - 91,3 и 63,5% соответственно (р<0,01). У больных аффек­тивными психозами, кроме того, при этом резко возрастает возмож­ность формирования тяжелых континуальных форм течения болезни­(47,0% по сравнению с 4,8% у неотягощенных; р<0,001), а также снижается частота благоприятных отдаленных исходов (9,1 и 52,3% соответственно; р<0,01).

Наследственная отягощенность аффективными психозами   также повышает вероятность биполярного течения болезни, но лишь для аффективных пробандов (74,4% при 49,2% у неотягощенных; р< 0,01). Кроме того, при этом возрастает частота случаев ранней (до 25-летнего возраста) манифестации аффективной болезни (46,7 и 24,6% соответственно; р<0,01).

Установлено столь же неоднозначное влияние патологической наследственности на результаты лечения. Так, оказалось, что наличие в семейном анамнезе шизофрении резко ухудшает прогноз профилактической терапии карбонатом лития у страдающего шизоаф­фективным психозом пробанда (удельный вел нон-респондеров в отягощенной группе - 92,9%, в неотягощенной - 42,9%; р<0,001). В то же время присутствие в семейном анамнезе больных аффектив­ным психозами сходной с пробандом патологии следует, напротив, считать прогностически благоприятным в отношении литиевой профи­лактики признаком (частота респондеров в отягощенной группе -65,0%, в неотягощенной - 25,7%; р<0,01).   .

При исследовании связи клинического полиморфизма изучаемой патологии о наследственной отягощенностью соматическими заболе­ваниями обнаружено отчетливое накопление случаев сахарного диа­бета в семьях больных с биполярным течением болезни в отличие от монополярного (13,0 и 3,4% соответственно; р<0,01).

1.2 Брачный радиус родителей пробанда. Сравнения проведены в двух группах: 1-я была составлена из 60 больных - потомков эндо­гамных (изолокальных) браков, II-я - из 136 больных, происходящих от экзогамных (гетеролокальных) браков. Частота эндогамии при аффективных психозах оказалась намного выше, чем при шизоаффек­тивных - 38,2 и 15,4% соответственно (р< 0,001). При сопоставле­нии большее с различными вариантами течения болезни (I - благо­приятный периодический, II - промежуточный альтернирующий и III -тяжелый континуальный) обнаружился значительный рост частоты эндогамных браков по мере утяжелении варианта течения заболева­ния: в аффективной группе 26,4% - 37,3% - 75,0% (р<0,01 и р<0.001), в шизоаффективкой - 3,2% - 19,0% - 50,0% (достовер­ность различий между крайними вариантами на уровне р<0,01).

Столь же отчетливая   тенденция найдена при сравнении больных в зависимости от отделенных      исходов болезни - благоприятном (I), удовлетворительном (II)  и относительно неблагоприятной (III). В аффективной группе при этом частота эндогамных браков составила 18,4% - 62,5% - 85,0% соответственно (р<0,01; р<0,001), в шизоаффективной - 3,6% - 0,0% - 50,0% соответственно (достовер­ность рааличий между крайними вариантами на уровне р<0,01).

Сопоставление 62 обследованных в зависимости от эффективности  профилактической терапии карбонатом лития обнаружило достоверное накопление случаев эндогамннх браков среди нон-респондеров (44,7 и 12,5% соответственно; р<0,01). Отчетливой взаимосвязи эндогамии о эффективностью терапии трициклическими антидепрес­сантами не отмечено.

Обнаруженная нами высокая частота эндогамннх браков среди родителей больных аффективными психозами косвенно подтверждает значительную роль инбридинга в механизмах подверженности к дан­ной патологии и может служить одним из объяснений данных о высо­кой встречаемости аффективных психозов в целом ряде небольших изолированных этнических групп (А. Sorensen е.а.,1961;   r.Shapi­ro е.а.,1977; М.Г.Крачунова,1983;      E.Kidd е.а.     ,1984). Оче­видно, эндогамные браки повышают в папуляции удельный вес гомо­зигот, включая и те рецессивные аллели, которые вовлечены в структуру полигенного комплекса, "ответственного" за предраспо­ложение к аффективным психозам. То существенное модифицирующее влияние, которое оказывает эндогамия на течение и исходы эндо­генных периодических психозов, а также на результаты литиевой профилактики свидетельствует о необходимости практического учета характера брачных связей родителей при составлении лечебных программ у пробанда.

1.3 Преморбидные личностные особенности. Для исследования взаимосвязей между особенностями преморбида с клиническим поли­морфизмом и терапевтическими ответами при аффективных и шизоаф­фективных психозах все многообразие доманифестных личностных

особенностей «Зольных было со значительной долей условности сведено к трем основным типам - гипертимно-циклоидному, тревож­но-мнительному и шизоидному, в рамках которых и проводился по­следующий анализ; степень выраженности личностных особенностей при этом не учитывалась.

Сравнение аффективной и шизоаффективной групп обнаружило в первой из них повышение удельного веса личностей тревожно-мнительного (29,5 и 17,9% соответственно; р<0,05), а во второй - шизоидного склада (11,6 и 26,3%; р<0,01), удельный вес гипер­тимов в группах был весьма близок (58,9 и 55,8$ соответственно). Обнаружено значительное накопление тревожно-мнительных вариантов преморбида при монополярно-депрессивном типе течения эндогенных периодических психозов (80,0%), а гипертимно-циклоидных и шизо­идных вариантов - среди больных с биполярным течением (72,4 и 85,0% соответственно). Кроме того, тревожно-мнительный премор­бид оказался значительно чаще представлен при благоприятном периодическом течении психоза (55,2%), а также в случаях его поздней манифестации (28,6% в аффективной и 35,5% - в шизоаффек­тивной группе).

1.4 Полярность аффективных расстройоть. Оценка данного пара­метра проводилась лишь в отношении больных (общее число - 247), перенесших не менее трех развернутых фаз болезни. К биполярным (155 наблюдений) относили как случаи с наличием маниакальных или сдвоенных аффективных, приступов, так и те из них, где в межприступных периодах отмечались достаточно сметливые колеба­ния аффекта, разной, полярности.

Обнаружены отчетливые различия биполярной и монополярной групп но большинству клинических параметров. Так, при монопо­лярно-депрессивном варианте благоприятные периодические формы течения болезни встречались достоверно чаще (55,4 и 30,7%; р<0,001), а континуальные - намного реже, чем при биполярном (8,7 и 19,3% соответственно; р<0,02). В монополярной группе, кроме того, обнаружен значительно более высокий удельный вес интермиссий хорошего качества (65,2% при 46,8% в биполярной группе; р<0,001) и благоприятных отдаленных исходов болезни (62,7 и 39,0% соответственно; р<0,01). Биполярные варианты эндогенных периодических психозов, напротив, имели относительно более злокачественное течение и чаще ассоциировались о появлени­ем вполне отчетливых личностных сдвигов на отдаленных этапах заболевания (23,0% при 2,0% в монополярной группе; р< 0,001).

При оценке терапевтических параметров обнаружено накопление случаев резистентности к трициклическим антидепрессантам при монополярном течении болезни в сравнений с биполярным (14,4 и 2,6% соответственно; р<0,01).

Таким образом, обнаружено значительное влияние признака поляр­ности аффективных расстройств на клинический полиморфизм эндо­генных периодических психозов. Это находится в соответствии о результатами ряда современных исследователей ( C.Perris,   I966; J.Angst   , 1966;       H.Akiskal e.a.        ,1983;     G. Wiтokur е.a. , 1987) и свидетельствует о необходимости более подробного много­факторного исследования таких связей, причем не только на клини­ческом, но и на биологическом уровне, что и стало одной из дальнейших задач настоящей работы.

I.5   Типология личностных изменений на отдаленных этапах течения аффективных и шизоаффективных психозов. С целью исследо­вания степени личностной сохранности на отдаленных этапах болез­ни были отобраны 99 больных аффективной и 60 - шизоаффективной группы, удовлетворяющие двум следующим критериям: I) длительность заболевания со времени манифестами более 15 лет для аффективных и более 10 лет - для шизоаффективных психозов; 2) возможность подробного клинического обследования больного как в периода приступов, так и в "светлые" промежутки болезни. В настоящий материал, кроме того, не включались случаи, где появление личностных сдвигов вероятно было связать о присоедине­нием х основному заболеванию органического поражения головного мозга, прежде всего сосудистого характера.

В результате такого обследования личностные изменения раз­личной степени выраженности были обнаружены у 47 (45,7%) боль­ных аффективной и 34 (56,7%) - шизоаффективной группы. Изучение их в аффективной группе позволило выделить три основных клини­ческих варианта: астенический сдвиг личности (26 больных), тимопатические личностные изменения но типу "хронических" суб­депрессий и гипоманий (16 больных) и наиболее тяжелый личност­ный сдвиг в форме психопатизации (5 бальных).

Среди больных шизоаффективными психозами, где изменения лич­ности были гораздо более значительны и полиморфны, мы сочли необходимым сгруппировать их в три основных варианта, исполь­зуя при этом систематику, предложенную Н.А.Мазаевой (1969): минимальные, главным образом астенические личностные изменения (15 больных); легкий шизофренический дефект (12 больных); отчетливый шизофренический дефект (7 больных).

При дальнейшем пои race клинических признаков, наиболее тесно ассоциированных о наступлением указанных личностных изменений установлена их отчетливая связь с биполярным (в отличие от монополярного) типом течения болезни. Так, среда больных аффек­тивными психозами личностные изменения отсутствовали в 71,95% случаев мононолярно-депрессивного и лишь в 38,7% случаев бипо­лярного течения болезни (р<0,01); сходная тенденция отмечена и в шизоаффективной группе ( 72,2 и 39,5% соответственно; р<0,05). Кроме того, появление дефекта намного чаще встречалось в случаях континуального течения болезни - при этом личностные изменения были отмечены у 94,1% больных аффективными и 100,0% больных шизоаффективными психозами (при периодическом течении -лишь у 20,0 и 23,1% соответственно; в обоих случаях р<0,001). Личностные изменения намного чаще возникали также при высокой (I в год и более) частоте приступов - у 91,7% больных аффектив­ными и 100,0% больных шизоаффективными психозами.

Возраст манифестации болезни, а также длительность фаз отчет­ливого влияния на личностные сдвиги в отдаленном периоде заболе­вания не обнаружили.

1.6   Некоторые психосоматические отклонения при аффективных и шизоаффективных психозах. В ходе изучения сопутствующей сома­тической патологии установлено, что ишемическая болезнь сердца и сахарный диабет достоверно чаще сопутствуют аффективным, чем шизоаффективным психозам (45,3 и 22,1%; 5,3 и 1,1%; р<0,001 и р<0,05 соответственно). При этом "тяготение" к сахарному диабе­ту у биполярных форм исследуемой психической патологии выражено в значительно большей степени, чем у монополярных - частота со­путствующего сахарного диабета составила соответственно 6,5 и 0,0%; р<0,001).           

С целью исследования малоизученного феномена психосоматическо­го балансирования (Е.К.Краснушкин, 1942;  H.Baruk    ,1928) целе­направленно проанализирована динамика 128 фаз маниакально-депрес­сивного психоза (МДП) у 77 больных и 68 приступов рекуррентной шизофрении у 54- больных. Формы проявления данного феномена ока­зались довольно разнообразны. Наиболее частая из них заключалась в том, что фазе психоза предшествовал продолжительный (иногда до

3-4 недель) период, когда изменение состояния исчерпывалось соматическими расстройствами (головные боли, боли в мышцах ко­нечностей, диспептические явления и т.д.). В последующем по мере нарастания психотических расстройств соматические жалобы пол­ностью исчезали и на высоте приступа отсутствовали. Вторым вари­антом этого феномена являлось чередование типичных аффективных фаз с периодически возникающими телесными расстройствами, являв­шимися, по всей вероятности, соматическими эквивалентами аффек­тивных нарушений. Наконец, в ряда наблюдений феномен балансиро­вания отмечался неоднократно в рамках одного и того же приступа болезни, когда на первый план выступали то психические, то сома­тические расстройства.

В ходе изучения данного феномена обнаружены любопытные в психопатологическом отношении случаи, когда одним из балансиру­ющих с депрессией проявлений психоза оказался синдром нервной анорексии, на протяжении деятельного времени "заслонявший" собой собственно аффективные расстройства, что значительно за­трудняло диагностику.

При сравнении групп больных МДП с наличием и отсутствием феномена балансирования (28 и 49 больных соответственно) в пер­вой группе обнаружена заметно более высокая наследственная отяго­щенностъ психосоматической патологией (опухоли, зоб   гипертони­ческая болезнь, ишемическая болезнь сердца) - в 71,4 и 36,7% случаев соответственно (р<0,01).

 

II. БИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

 

2.1 Антигены системы HLA.   Обследованы 152 больных аффектив­ными и 81 - шизоаффективными психозами, при этом идентифицирова­лись 8 антигенов локуса А и 15 - локуса В. Наиболее значимые различия в распределении маркеров HLA у больных аффективными и шизоаффективными психозами в сравнении с контролем представлены в табл. 2 и 3.

 

Таблица  2

Статистически значимые различия в распределении параметров системы НLА у больных аффективными психозами-(п=152) в сравнении с контролем (n=350)

Параметры системы HLA

Статистические   показатели

F

H

Fk

Hk

Т

P

RR

Антигены

AI9

3,95

-

12,0

-

3,17

<0,01

0,30

Фенотипы

A3,19

0,00

-

4,00

-

2,47

<0,02

0,21

A3,28

1,97

-

0,00

-

2,90

<0,01

16,41

В5Д8

3,95

-

0,29

-

3,02

<0,01

14,34

В12Д5

0,00

-

2,00

-

2,92

<0,01

0,15

BI3.I8

3,29

-

0,29

-

2,65

<0,01

11,87

BI5.35

0,00

-

1,71

-

2,70

<0,01

0,17

Гаплотипы

AI BI2

-

16,3

-

4,53

2,30

<0,05

3,83

AI BI4

-

-2,28

-

5,10

2,70

<0,01

0,17

AI B2I

-

-3,24

-

3,23

2,21

<0,05

0,25

А2 BI6

-

24,8

-

5,18

2,02

<0,05

2,67

А9 BI4

-

-2,12

-

5,15

2,70

<0,01

0,17

All B22

-

-1,03

-

7,19

2,70

<0,01

0,17

АН В27

-

-2,35

-

5,42

2,70

<0,01

0,17

AI9 В7

-

-3,16

-

4,48

2,92

<0,01

0,15

А28 BI2

-

14,3

-

1,17

2,20

<0,05

5,92

А28 BI4

-

-0,65

 

5,27

2,21

<0,05

0,25

                 

 

* В табл. 2 и 3 :  р  - частота антигена или фенотипа (%) в опыт­ной группе,

Н - частота гаплотипа в опытной груше,

Fk   - частота антигена или фенотипа (%) в контроле,.

Нк - частота гаплотипа в контроле,

Т - значение Т-критерия до   f -методу,

Р -   уровень значимости различий,  определенный с помощью стандартных значений Т-критерия из таблиц Стьюдента, 

rr  - критерий относительного риска.

 

Таблица   3

Статистически значимые различия в распределении параметров системы НLА у больных   шизоаффективными психозами (n=81) в сравнении с контролем (n=350)

 

Параметры системы   HLA

Статистические   показатели

F

H

Fk

Hk

T

P

RR

Антигены

В7

30,8

-

19,1

-

2,21

<0,05

1,89

BI4

1,23

-

6,57

-

2,40

<0,02

0.18

BI6

13,5

-

6,00

-

2,11

<0,05

2,46

Фенотипы

AI.9

0,00

-

2,29

-

2,46

<0,02

0,25

A3,10

9,88

-

3,43

 

2,16

<0,05

3,09

АЗ.11

0,00

-

2,57

-

2,61

<0,01

0,22

А10,19

2,47

-

0,57

-

2,56

<0,02

22,04

В5.21

2,47

-

0,00

-

2,56

<0,02

22,04

В7.16

3,70

 

0,29

-

2,27

<0,05

13,42

Гаплотипы

AI В27

-

5,59

-

6,55

2,46

<0,02

0,25

A3 BI6

-

16,7

-

-0,09

2,13

<0,05

6,01

А9 BI3

-

-4,15

-

15,67

3,27

<0,01

0,14

A10 BI4   

-

-0,97

-

12,0

2,76

<0,01

0,20

All BI7

-

-1,53

-

7,17

2,30

<0,05

0,28

 

Ассоциации маркеров HLA с различными клиническими параметра­ми и терапевтическими ответами будут представлены далее в разделе Ш автореферата (табл. 7).

2.2   Группы крови АВ0. Обследованы 167 больных аффективными и 90 - шизоаффективными психозами. Обнаружено некоторое накоп­ление группы 0(1) среди общей совокупности больных (42,0%), а также больных аффективными психозами (44,3%) в сравнении с конт­ролем (35,4%; в обоих случаях р<0,05). Наиболее отчетливо ука­занная тенденция проявила себя среди больных с благоприятным периодическим течением болезни, где частота группы 0(1) составила 49,0%, тогда как при континуальных вариантах - лишь 24,25% (р<0,02).

2.3   Фенотипы гаптоглобина (Нр). Обследованы 141 больной аффективной и 71 - шизоаффектривной группы. Найдено повышение удельного веса фенотипа Нр 2-2 в общей совокупности больных (46,7%), а также среди больных МДП (47,5%) в сравнении о конт­ролем (35,35%; в обоих случаях р<0,05). Обнаружено, кроме того, снижение частоты фенотипа Нр I-I как в опытной группе в целом (7,5%), так и среди больных МДП (7,1%) в сравнении с контролем (16,8%; в обоих случаях р<0,02).

Отмеченные особенности распределения фенотипов вызывают интерес с учетом того, что, как было показано ранее, индивиды с фенотипом Нр 2-2 отличаются наиболее высокой иммунологической реактивностью в сравнении с носителями остальных фенотипов ( S.Nevo е.а.   ,1968;       E.Friedel е.л., 1979). Правомерно, таким образом, предположить, что маркируемый Нр 2-2 "острый", фазный тип течения психоза связан с высоким уровнем иммунологи­ческой реактивности у его носителей.

2.4    Ацетиляторный статус (Фенотип апетилирования). Изучен у 115 больных аффективной и 63 - шизоаффективной групп. Обнару­жено значительное накопление "медленных" ацетиляторов в общей совокупности больных (69,1%) и среди больных МДП (71,3%) в сравнении с контролем (55,7%; в обоих случаях р<0,05). В то же время при анализе фенотипов ацетилирования в группе из 31 больного с неблагоприятным континуальным течением эндогенных периодических психозов обнаружен значительный рост удельного веса "быстрых" ацетиляторов (67,7%; р<0,05 в сравнении с конт­ролем и р<0,001 в сравнении с совокупностью   больных МДП). Какой-либо связи ацетиляторного статуса с терапевтическими ответами не найдено.

2.5   Антропометрия. Обследованы 138 больных аффективной и 73 - шизоаффективной групп. Каких-либо значимых отличий в часто­те встречаемости конституционально-морфологических типов среди больных аффективными, шизоаффективными психозами и в контроле не выявлено. Так, в частности, удельный вес пикнического соматотипа составил среди больных 37,0%, в контроле - 36,3%.

В то же время при сопоставлении антропометрических данных с клиническими и терапевтическими параметрами исследуемой патоло­гии выявилось значительное число достоверных различий. Так, у женщин с нормостеническим соматотипом заметно чаще встречалось благоприятное периодическое (42,9%), чем альтернирующее (23,9% р<0,02) течение болезни. Та же закономерность отмечена у женщин-мезоморфов, где удельный вес периодических (53,6%) и альтерни­рующих (54,5%) вариантов течения оказался намного выше, чем континуальных (27,8%; при обоих сравнениях р<0,05) .Среди женщин с наличием морфологических дисплазий найдено резкое повышение частоты континуального течения болезни (44,4%) в сравнении с периодическим (14,5%; р<0,02) и алътернирующим (13,6%;р<0,01>, а также неблагоприятного отдаленного исхода (42,3%) в сравнении с хорошим (7,7%; р<0,001) и удовлетворительным (15,0%; р<0,05) его вариантами.

У мужчин-андроморфов периодическое течение болезни встреча­лось намного чаще, чем континуальное (в 47,6 и 15,4% соответст­венно; р<0,05). В случаях наличия морфологических дисплазий у мужчин хороших и удовлетворительных исходов болезни не наблюда­лось вовсе, тогда как неблагоприятный встречался довольно часто (50,0%; р<0,001 и р<0,05 соответственно).

Сопоставление антропометрических данных в зависимости от эффективности терапии трициклическими антидепрессантами у мужчин и женщин обнаружило сходную картину - отчетливую ассоци­ацию хорошего эффекта с пикническим телосложением и отсутствием морфологических дисплазий, плохого эффекта - с астеническим соматотипом и наличием дисплазий. Так, у женщин с высоким эффек­том терапии частота встречаемости пикнического соматотипа соста­вила 53,2%, а с низким эффектом - 17,6% (р<0,001), частота асте­нического соматотипа - 16,5 и 52,9% (р<0,001), встречаемость морфологических дисплазий - 8,9 и 23,5% соответственно (р<0,05). у больных-мужчин указанные в той же последовательности показате­ли составили 65,4 и 20,0% (р<0,01); 7,7 и 45,0% (р<0,02); 3,8 и 25,0% (р<0,05).

Полученные антропометрические данные, отражая морфологические составляющие общей конституции и особенности эндокринной сферы больного дают, таким образом, дополнительный материал для пони­мания индивидуального своеобразия   биологического "фона", на котором протекает заболевание и позволяют оценить вклад сомато­типа в клинический полиморфизм проявлений психоза.

Предиктивная ценность ряда антропометрических характеристик дает возможность рекомендовать использование этих данных для индивидуализации прогноза и терапии аффективных и шизоаффектив­ных психозов в повседневной лечебной практике.

2.6 Дерматоглифика. Обследованы 138 больных аффективной и 65 -шизоаффективной группы. Анализировались признаки, имеющие стро­гую генетическую детерминированность - типы пальцевых узоров, формула пальцевого узора» общий гребневой счет (ОГС), а также признаки, отражающие экзогенные воздействия на плод в раннем эмбриогенезе - дисплазий пальцевых узоров, наличие "патологи­ческого" угла atd    и четырехпальцевой борозды.

Отличия в частоте фенотипов пальцевого узора хотя и достигали в ряде случаев уровня статистической достоверйости, но харак­теризовались разноплановостью и выраженным половым диморфизмом. Интерес вызывает лишь резкое повышение частота завиткового узора ( w ) среди больных-мужчин с хорошими результатами терапии трициклическими антидепрессантами (31,5% при 12,7% у резистентных больных; р<0,001). При обследовании мужчин из белорусской попу­ляции ранее была обнаружена тенденция к накоплению этого вида узо­ра у лиц с пикническим телосложением (И.С.Гусева,1986). Как отме­чалось выше, мы со своей стороны обнаружили отчетливую ассоциа­цию пикнического соматотипа с высоким эффектом терапии трицикли­ческими антидепрессантами. Таким образом, указанная связь нашла еще одно косвенное подтверждение.

Обнаружена редукция ОГС у больных в сравнении с контролем независимо от пола (у женщин - 147,1±5,1 и 167,0±5,2; у мужчин -147,0±8,3 и 182,4±4,0 соответственно; при обоих сравнениях р<0,01). Найдено также резкое повышение частоты дисплазий паль­цевых узоров у больных в сравнении о контролем (у мужчин —37,7% при 6,0% в контроле; р<0,001; у женщин - 20,0% и 4,0% соответ­ственно; р<0,001). Сходные различия обнаружены и в отношении четырехпальцевой борозды, наличие которой отмечено у 13,8% больных и лишь у 1,0% лиц контрольной группы (р< 0,001). Высо­кую частоту аномальных признаков дерматоглифики у наших больных следует, вероятно, расценивать как индикатор преморбидной не­полноценности, "диспластической конституции", "патоса", на фоне которых легче проявиться нозологически специфичных полигенам болезни.

2.7 Дексаметазоновый тест. Результаты дексаметазонового теста (ДТ) в опытной и контрольных группах представлены в табл.4. Частота патологического ДТ в группах приведена в табл.5.

 

Таблица   4

Результаты ДТ у больных аффективными и шизоаффективным психозами, а также в контрольных группах

Группа

обследованных

группы

Уровень кортизола, нмоль/л

Степень

подавле­ния, %

исходный

м±

после нагрузки

№ признака

 

1

2

3

I. Эндогенная депрессия

1

618,8±37,6

298,4±30,5

54,4±3,6

2.Эндогенная мания

2

458,1±51,9

184,5±42,5

62,2±7,4

8. Интермиссия

3

513,1±65,5

79,6±27,8

88,5±3,6

4. Шизофрения без аффективной симптоматики

4

615,5±43,5

113,7±14,0

80,4±2,4

5.Реактивная депрессия

5

621,9±103,2

175,2±56,9

76,6±6,5

6.Здоровый контроль

6

448,9±35,2

94,9±14,4

79,1±2,2

Достоверность различий по Т-критерию*

Признак I, группы:

1-2

T=2,51

р<0,05

2-3

*

 

 

1-3

*

 

2-4

T=2,32

р<0,05

 

1-6

T=3,30

р<0,01

8-6

*

 

Признак 2, группы:

1-2

T=2,18

р<0,05

2-3

T=2,07

р<0,05

 

1-3

T=5,30

р<0,001

2-4

*

 

 

1-4

T=5,50

р<0,001

2-6

T=2,00

р<0,05

 

1-6

T=6,03

р<0,001

 

 

 

Признак 3, груши:

1-2

*-

 

2-3

T=3,20

р<0,01

 

1-3

T=6,70

p<0,001

2-4

Т=2,34

р<0,05

 

1-4

Т=6,00

р<0,001

2-6

T=2,19

р<0,05

 

1-6

T=3,38

р<0,01

3-4

*

 

 

1-6

T=5,85

р< 0,001

3-6

T=2,23

р<0,05

 

* В табл. 4 и 5 знаком * обозначены значения р, не достигающие уровня статистической достоверности. Ряд сравнений, при кото­рых различия оказались статистически недостоверна опущены.

 

                   

Таблица   5

Частота патологического   ДТ у больных аффективными и шизоаффективными психозами, а также в   контрольных   группах

Группа обследованных.

группы

Патологический ДТ

 

 

 

 

абс. число

 %

I.Эндогенная депрессия

1

42

60,0

2. Эндогенная мания

2

8

38,1

3. Интермиссия

3

3

10,7

4. Шизофрения без аффектив­ной симптоматики

4

3

5,9

5.Реактивная депрессия

5

4

23,5

6. Здоровый контроль

6

3

6,4

Достоверность различий частоты патологического ДТ в группах по Т-критерию

Группы:

1-2

*

 

 

 

 

 

1-3

Т=5,03

р<0,001

2-3

Т=2,30

р<0,05

 

1-4

Т=7,13

р<0,001

2-4

Т=3,24

р<0,01

 

1-5

Т=2,84

р<0,01

2-6

Т=З,1

Р<0,01

 

1-6

Т=6,84

р<0,001

3-6

*

 

                   

 

 

Таким образом, чувствительность ДТ, то ость способность вы­являть болезненное достояние среди имеющих его лиц составила для эндогенных депрессий 60,0%, дня эндогенных маний - лишь 38,1%. Специфичность ДТ, то есть способность правильно иденти­фицировать лиц, не тлеющих данного болезненного процесса ока­залась равной 93,6%. Такие уровни чувствительности и специфич­ности ДТ свидетельствуют о целесообразности его использования в качестве одного из дополнительных биологических критериев при диагностике эндогенных депрессий и их дифференциальной диагностике с депрессиями психогенной природы.

Не обнаружено каких-либо значимых отличий в результатах ДТ в зависимости от глубины и психопатологической структуры аффек­тивных расстройств.

 

III. АНАЛИЗ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ МЕЖДУ КЛИНИЧЕСКИМИ,

ТЕРАПЕВТИЧЕСКИМИ И КОНСТИТУЦИОНАЛЬНО-

БИОЛОГИЧЕСКИМИ ПАРАМЕТРАМИ.

 

ВОЗМОЖНОСТИ

 

И перспективы практического использования полученных результатов

С учетом того, что конечной целью настоящей работы являлось не столько уточнение тех или иных клинико-биологических и прочих корреляций, сколько возможность их широкого и разностороннего анализа, результаты которого были бы пригодны для последующего практического использования,  собранный материал был системати­зирован и сгруппирован (табл. 6 и 7). Использованный при этом набор статистических коэффициентов для оценки степени взаимосвя­зи между исследуемыми признаками описан выше (с. 13-14).

Табл.6 содержит перечень клинических и терапевтических пара­метров, положительно ассоциированных друг с другом. В ее левой части приведено наименование признака, возможность наступления которого требуется оценить исследователю, справа - наименование признаков-предикторов, по наличию которых, можно судить о веро­ятности наступления исследуемого признака. При наличии несколь­ких признаков-предикторов последние расположены по мере убыва­ния их предиктивной значимости.

В табл.7 приведены параметры, обнаружившие отрицательную корреляцию   друг с другом, поэтому наличие у больного указанно­го справа признака-протектора свидетельствует против наступле­ния исследуемого параметра. При наличии нескольких признаков-протекторов они приведены в порядке убывания их протективной значимости.Практическая полезность данного подхода заключается, на наш взгляд, в том, что он позволяет в формализованном виде оценить

 

Таблица   6

Перечень клинических и терапевтических признаков для индивидуального прогнозирования при эндогенных аффективных и шизоаффективных психозах:признаки-предикторы

 

п/п

Наименование

прогнозируемого

признака

Признаки-предикторы и величины коэффициентов, определяющих выраженность взаимосвязи

1

2

3

 

 

1.

 

 

Биполярность

Шизоидная акцентуация в преморбиде

(Q-0,602;    У-0,335)

Наследственная отягощенность

 шизофренией (Q-0,560;    У-0,306)

Гипертимно-циклоидная акцентуация в пре­морбиде   ( Q-0,488;    У-0,261)

2.

Монополярность

Тревожно-мнительная акцентуация в пре­морбиде (Q-0,864;    У-0,552)

3.

Неблагоприятный (альтернирующий и континуальный) тип течения

Наследственная отягощенность

аффективны­ми психозами (    γ -0,460)

Шизоидная акцентуация в преморбиде

(γ-0,385)

Биполярность. ( γ-0,350;    Rs-0,203)

 

 

 

1

2

3

4.

Ранний возраст манифестации

Шизоидная акцентуапция в преморбиде, аффективная груша (   γ -0,492)

Тяжелые инфекции в детстве, аффективная группа (γ-0,467)

Хронический тонзиллит в анамнезе, аффективная группа (γ -0,437)

Шизоидная акцентуация в преморбиде, шизоаффекмвная группа (γ-0,425)

Хронический тонзиллит в анамнезе, щизоаффективная группа (γ-0,420)

Наследственная отягощенность аффектив­ными психозами, аффективная группа

(γ-0,348;    RS=-0,I82)

5.

Раннее возникнове­ние маниакальной фазы

Отсутствие внешней провокации перед первым приступом, шизоаффективная группа (γ-0,606;   Rs -0,436;

τc-0,317)

6.

Большое количество фаз за год болезни

Поздняя манифестация. Эффективна группа (γ -0,213)

7.

Большая продолжи­тельность фаз

Тревожно-мнительная акцентуация в

 преморбиде (γ -0,378,   Rs -0,206)

8.

Маниакальный мани­фестный приступ

Наследственная отягощенность

 шизофренией (Ф-0,164;    Q -0,494)

9.

Низкое качество

интермиссий

(ремиссий)

Альтернирующий и континуальный типы течения ( γ -0,367;    Rs -0,294)

Тяжелые инфекции в детстве, аффективная группа   ( γ-0,35l;    Rs -0,147)

Большое количество фаз за год болезни, шизоаффективная группа (   γ-0.693;

Неблагоприятный (альтернирующий и

конти­нуальный типы течения

(γ-0,557, Rs -0,438; τ -0,418)

10.

Неблагоприятный отдаленный исход болезни

Наследственная отягощенность

шизофренией, аффективная группа

( γ -0,553)

Черепно-мозговая травма в анамнезе, аффективная группа ( γ-0,553; Rs -0,250)

Большое количество фаз за год болезни., аффективная группа (γ-0,393; Rs -0,340)

Биполярность (  γ-0,414; Rs -0,235)

 

1

2

3

11.

Личностные изме­нения в ходе болезни

Шизоидная акцентуация в преморбиде, шизоаффективная группа (γ -0,441)

 

 

 

 

 

12.

 

 

 

 

Наличие инвалидности

 

Наследственная отягощенность

 шизофрени­ей, аффективная группа

(γ-0,414)

Сдвоенный манифестный приступ,

аффек­тивная группа (γ -0,403)

Большая глубина фаз

(С-0,252;    γ-0,372; RS -0,150)

Биполярность (   γ-0,370; RS -0,159)

Неблагоприятный (альтернирующий

к кон­тинуальный)  типы течения

(γ -0,272; Rs    -0,159)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

13.

 

 

 

 

 

 

 

Снижение уровня социальной адапта­ции в ходе заболе­вания

Наследственная отягощенность шизофре­нией, аффективная группа (   γ - 0,691;   RS -0,300)

Большое количество фаз за год болезни

(γ -0,514;   RS -0Т375)

Болыпая продолжительность фаз

(  γ -0.479:   Rs -0.3I3)

Большая глубина фаз  

(С - 0,312; γ -0,484; Rs-0,225)

Ранний возраст манифестации, шизоаффек­тивная группа (γ -0,464; Rs -0,254)

Раннее возникновение маниакальной фазы, аффективная группа (γ-0,423;   Rs-0,333)

Неблагоприятный (альтернирующий и кон­тинуальный) типы течения (γ -0,348;   Rs-0,263)

14.

Отрицательная дина­мика семейного статуса в ходе заболевания

Маниакальный манифестный приступ (γ-0,498)

15.

Высокая эффектив­ность профилакти­ческой терапии карбонатом лития

Наследственная отягощенность аффектив­выми психозами, аффективная группа (D - 0,390)

Высокое качество интермиссий (ремиссий)

(  D -0,273;   RS-0,2S0)

Благоприятный (периодический) тип течения  

( Rs - 0,171)

       

 

в целях прогноза одновременно большое число разнообразных приз­наков; при этом значение каждого из них не просто констатирует­ся, но и определяется прогностический "вес" последнего, который может быть в разных случаях весьма различен.

В качестве обобщающего критерия, с помощью которого возможно сгруппировать и сделать удобными для практического использова­ния весьма разнородные данные биологических исследований, мы применили критерий   относительного   риска (RR), который показывает, во сколько раз повышен (или понижен) риск развития определенного заболевания или

 

Таблица   7

Перечень клинических и терапевтических признаков для индивидуального прогнозирования при эндогенных аффективных и шизоаффективных психозах: признаки-протекторы

 

п/п

 Наименование    

прогнозируе-

мого признака

Признаки-протекторы и величины

коэффициентов, определяющих

выраженность взаимосвязи

I.

Неблагоприятный альтернирующий и континуальный) типы течения

 болезни

Тревожно-мнительная акцентуация

в преморбиде (γ-      -0,300)

2.

Ранний возраст манифестации

Депрессивный манифестный приступ,

аффективная группа (γ  -0.522;    Rs- -0,226)

Депрессивный манифестный приступ,

шизоаффективная группа (γ -0,386;    Rs- -0,204)

3.

Большая продолжи­тельность фаз

Маниакальный манифестный приступ (γ-     -0,509;   Rs-  -0.179)

Гипертимно-циклоидная акцентуация в преморбиде (  γ-     -0,207;

4.

Высокая эффектив­ность профилакти­ческой терапии карбонатом лития

Наследственная отягощенность шизофре­нией, шизоаффективная группа (Ф-0,480; γ -0,891;   d-  

-0,500)

 

каких-либо его отдельных проявлений для носителя того или иного биологического маркера в сравнении с индивидом, его не несущим (Ю.И.Бубнов, Л.А.Певницкий, 1977; Л.А.Певницкий,1988). Полученные таким путем данные по связям биологических маркеров с клиническими особенностями иссле­дуемой патологии, а также терапевтическими ответами сгруппирова­ны в табл. 8. "Биологические предикторы для каждого прогнозируемо­го признака расположены в порядке, убывания их предиктивной ценности. В табл.8 включены лишь те из предикторов, в отношении ко­торых отличие коэффициента RR от I достигает степени статисти­ческой достоверности (Л.А.Певницкий, 1988).

 

Таблица 8 Перечень биологических предикторов для индивидуального прогнозирования при эндогенных аффективных и шиэоаффективнтх психозах: величины относительного риска (hr)

 

п/п

Наименование прогно­зируемого признака   

Наименование биологического

признака-предиктора          

Величина

 RR

1

                    2                  

3

4

 

Эндогенные периодичес­кие психозы, общая

группа

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

HLA В7,I6

10,81

HLA A3,28

10,64

Дисплазии пальцевых узоров,

мужчины

9,47

HLA B5,18

9,22

HLA B13,18

9,22

Четырехпальцевая борозда,

мужчины

6,24

Дисплазии пальцевых узоров,

женщины

6,00

HLA A1 B12

3,09

HLA A10  B16

2,27

HLA B16

2,05

"Медленный" фенотипацетилирования

1,78

HLA A3 B7

1,76

Нр 2-2

1,61

HLA В7

1,57

Группа крови 0(1)

1,32

2.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Аффективные психозы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

HLA A3,28

16,41

HLA B5,I8

14,34

HLA B13,I8

11,87

Дисплазии пальцевых узоров,

мужчины

10,88

Четырехпальцевая борозда,

мужчины

7,19

HLA A28 B12

5,92

Дисплазии пальцевых узоров,

женщины

5,35

HLA A1 B12

3,83

НLА A2 B16

2,67

"Медленный"фенотип ацетилирования

1,98

1

               2          

3

4

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дисплазии пальцевых узоров,

женщины

5,35

HLA A1 B12

3,83

НLА A2 B16

2,67

"Медленный" фенотип

ацетилирования

1,98

Нр 2-2

1,66

Группа крови 0(1)

1,45

3.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Шизоаффективные психозы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

HLA A10,19

22,04

HLA B5,21

22,04

HLA B7,16

13,42

Дисплазии пальцевых узоров,

женщины

7,37

Дисплазии пальцевых узоров, мужчины

6,29

НLA A3 B16

6,01

HLA A3,10

3,09

НLA B16

2,46

HLA B7

1,89

4.

Биполярность

НLA В7,8

10,49

5.

Монополярность

НLA А2 B16

5,06

6.

 

 

 

Благоприятное (периодическое)

течение 

 

 

 

Андроморфный соматотип,

 мужчины

4,99

Группа крови 0(1)

3,02

Мезоморфный соматотип,

женщины

3,00

7.

 

 

 

 

 

Неблагоприятное (континуальное)

течение

 

 

 

 

 

НLA А9 В5

14,68

НLA A1O B17

14,68

Изолокалъный брак родителей

10,31

Морфологические дисплазии,

женщины

4,79

"Быстрый" фенотип

 ацетилирования

4,70

8.

Ранний возраст

манифестации, аффективная группа

 

НLA B21

9,76

1

2

3

4

9.

 

 

Поздний возраст

манифестации,

аффективная группа

НLA B16

15,78

НLA А9 B13

9,49

10.

Поздний возраст мани­фестации, шизоаффек­тивная группа

HLA A9

10,0

II.

"Семейные" случаи,

аффективная группа

НLА B8.14

20,64

 

 

 

 

HLA A3 B14

20,64

12.

 

 

"Семейные" случаи, шизо-

аффективная группа

HLA A1 B13

14,73

HLA A9 B18

14,73

I3.

Благоприятный отда­ленный исход, аффективная группа

HLA B21

10,44

14.

 

 

 

Благоприятный отда­ленный исход, шизоаффективная группа

HLА A2 B12

16,83

HLA A9 B15

12,04

HLA B12

10,00

15.

Неблагоприятный отдаленный исход, аффективная группа

Изолокальный брак родителей

25,14

16.

Неблагоприятный отдаленный исход, пшзоаффективная группа

Изолокальный брак родителей

25,32

17.

 

 

 

 

Высокая эффективность терапии трицикличес­кими антидепрессантами

 

 

 

 

Пикнический соматотип,

мужчины

7,56

Пикнический соматотип, женщины

5,32

HLA A2 B12

3,73

HLA B12

2,57

18.

 

 

Низкая эффективность терапии трицикkичес-

кими антидепрессан­тами

 

 

HIA BI3.40

14,68

Морфологические дисплазии, женщины

3,14

19.

Наличие эффекта про­филактической тера-

пии карбонатом лития

HLA A2 B18

15,71

 

 

 

 

HLA A1,2

11,75

 

 

 

 

HLA B40

4,35

20.

 

 

Отсутствие эффекта профилактической

терапии карбонатом лития

 

 

 

HLA B35

5,66

Изолокальный брак родителей

5,66

             

 

Итак, проведенный статистический анализ не только дал подт­верждение установленных при первичном исследовании взаимосвязей, но также сделал их более систематизированными, наглядными и пригодными для практического использования. При этом как в клини­ческой, так и в биологической части исследования нашли, на наш взгляд, свое убедительное подтверждение данные (И.В.Шахматова-Павлова, 1972;. М.Е.Вартанян,1980; И.Л.Акопова,1984) в пользу существования непрерывного спектра или континуума эндогенных аффективных и шизоаффективных расстройств с наличием большого числа промежуточных, переходных форм и вариантов, причем не только между этими двумя нозологическими единицами, но и внутри каждой из них.

Полученные результаты представляют интерес применительно к целому ряду теоретических и практических аспектов исследуемой патологии. Так, они позволяют предположительно идентифицировать ряд конституционально-биологических признаков, вовлеченных в структуру наследственной предрасположенности к аффективным и шизоаффективным психозам, что может быть попользовано при меди­ко-генетическом консультировании для выделения в населении групп высокого риска и разработке подходов к решению проблемы первичной профилактики этих расстройств. Такое их использование приобретает особенно высокую актуальность при обследовании фено­типически здоровых членов семей пробандов, страдающих аффектив­ными и шизоаффективными психозами, а также лиц с отягощенным семейным анамнезом.

Второе направление использования собранных результатов за­ключается в конкретной оценке вклада конституционально-биоло­гического своеобразия индивида в клинический полиморфизм забо­левания. Учет его значительно расширяет возможности раннего индивидуального прогнозирования характера течения и отдаленного исхода болезни. Еще один аспект практического использования приведенных выше данных - ранняя предикция терапевтического ответа на трициклические антидепрессанты и литиевую профилакти­ку. При этом врач получает возможность о достаточной определен­ностью предвидеть результаты терапии, а следовательно индивиду­ализировать ее уже в самом начале, не действуя "методом проб и ошибок". Последнее имеет, кроме всего прочего, и экономичес­кий смысл.

Сегодня есть все основания предполагать, что ответы на кар­динальные вопросы, касающиеся аффективных и шизоаффективных психозов - соответствующая "естественной" нозологическая клас­сификация, индивидуальное прогнозирование, выделение групп риска и даже первичная профилактика будут получены только тогда, когда методами молекулярной генетики удастся идентифицировать первичные генетические дефекты, лежащие в основе психоза (Ф.Е.Вартанян с соавт.,1990). Однако и здесь исследования ассо­циации психических расстройств и маркеров с известной хромосом­ной локализацией сыграют свою роль, так как уже сегодня могут дать важную информацию для "сужения" объема поисков в геноме человека, позволят выделить хромосомы или их участки, требую­щие первоочередного изучения (  H.Crowe е.а. ,1987; м.Blehar е.а. ,1988). С учетом вероятной полигенности аффективных психозов, а также высокой стоимости молекулярно-генетических исследований указанная возможность представляется особенно ценной.

Таким образом, дальнейшее широкое изучение различных консти­туционально-биологических маркеров при эндогенных аффективных и шизоаффективных психозах имеет как большой практический инте­рес, так и широкие общетеоретические перспективы.

 

Выводы

 

1. На основании многофакторного исследования больных эндоген­ными аффективными и шизоаффективными психозами (285 человек) установлено значительное число различных взаимосвязей между клиническими, терапевтическими и конституционально-биологически­ми параметрами при данной патологии, определена их направлен­ность и степень выраженности.

2. Наличие в семейном анамнезе больных аффективными и шизо­аффективными психозами шизофрении повышает вероятность биполяр­ного течения болезни у пробанда; при аффективных психозах, поми­мо этого, возрастает частота тяжелых континуальных форм и снижа­ется удельный вес благоприятных отдаленных исходов болезни. Наследственная отягощенность аффективными психозами повышает вероятность биполярного течения, а также ранней манифестации аффективных психозов у пробанда.

3. Величина брачного радиуса родителей вносит существенный вклад в полиморфизм клинических проявлений аффективных и шизо­аффективных психозов у пробанда. При этом среди больных от эндо­гамных (изолокальных) браков резко возрастает частота альтерни­рующего и континуального вариантов течения болезни, а также ее  неблагоприятных отдаленных исходов.

4. Биполярнооть аффективных расстройств при эндогенных перио­дических психозах ассоциирована о неблагоприятными (альтерниру­ющим и континуальным) вариантами течения болезни и значительно ухудшает ее отдаленный исход.

5. Признаками, позволяющими прогнозировать относительно не­благоприятный отдаленный исход болезни, сопровождающийся появле­нием личностных изменений в аффективной группе являются высокая частота приступов за I год заболевания, эндогамный брак родителей- больного, наследственная отягощенность шизофренией, а в шизоаффективной группе - первые два из вышеперечисленный приз­наков.

6.Предиктором высокой эффективности профилактической терапии карбонатом лития при аффективных психозах служит наличие гомо­номной наследственной отягощенности. Низкий эффект литиевой про­филактики в шизоаффективной группе ассоциирован с наследственной отягощенностью шизофренией.

7.  Клиническое своеобразие заболевания и терапевтические отве­ты при эндогенных аффективных и шизоаффективных психозах в суще­ственной степени обусловлены конституционально-генотипическими особенностями больного, включая совокупность маркеров систем HLA, АВО, Нр, фенотипа ацетилирования, соматической конституции

и дерматоглифики.

7.1  Повышенная конституциональная подверженность к аффективным психозам в белорусской популяции маркируется носительством фено­типов НLА А3,28, В5,18 и B13,18, гаплотипов HLA А28 B12, A1 B12 и А2 BI6,  "медленного" фенотипа ацетилирования, дисплазий пальце­вых узоров, фенотипа Нр 2-2 и группы крова 0(1). О повышенной подверженности к шизоаффективным психозам свидетельствует наличие HLA-фенотипов AI0,I9, B5,2I, В7I6 и A3,10, гадлотша A3 BI6, антигенов BI6 и В7, дисплазий пальцевых узоров.

7.2  Маркером биполярного течения аффективных и шизоаффектив­ных психозов служит носительство НLА-фенотипа В7,8, монополярно-деирессивного течения - НLА-гаплотипа А2 BI6.

7.3 Благоприятное периодическое течение эндогенных фазных пси­хозов ассоциируется о группой крови 0(1), андроморфным соматотипом у мужчин и мезоморфным - у женщин. Маркерами континуального течения служат HLA-гаплотипы А9 В5 и AI0 BI7,  "быстрый" фенотип ацетилирования, наличие морфологических дисплазий у женщин.

7.4  Индикатором ранней манифестации аффективных психозов является антиген НЬА B2I. Поздняя манифестация болезни в аффек­тивной группе ассоциирована с HLA-специфичностями BI6 и А9 BI3, в шизоаффективной группе - с HIA A9. Благоприятный отдаленный исход болезни в аффективной группе маркируется наличием HLA-антигена B2I, в шизоаффективной - HLA-специфичностей А2 BI2, А9 BI5 и BI2.

7.5  Предикторами высокой эффективности терапии трициклическими антидепрессантами служат пикнический соматотип, а также носительство НLА-маркеров BI2 и А2 BI2. В пользу низкой эффективно­сти такой терапии свидетельствуют наличие морфологических дискшгазий у женщин, а также НLА-фенотип BIS, 40.

7.6  Высокий профилактический эффект терапии карбонатом лития маркируется наличием HLA-антигена В40, HLA-фенотипа AI.2, а так­же HLA-гаплотипа А2 BI8. Отсутствие эффекта литиевой профилакти­ки ассоциировано с носительством антигена HLA B35.

8. Чувствительность теста дексаметаэонового подавления при эндогенных депрессиях составляет 60,0%, а специфичность - 93,6%. Целесообразным является использование его в качестве "маркера состояния" для диагностики указанной патологии и ее дифференци­альной диагностики с депрессивными состояниями психогенной при­роды. В то же время данный тест не может быть использован в целях уточнения глубины и психопатологической структуры эндоген­ных депрессивных расстройств.

д. В результате комплексной статистической оценки полученных данных составлены перечни клинических признаков-предикторов и конституционально-биологических маркеров, практическое примене­ние которых существенно расширяет возможности раннего прогнозирования особенностей течения эндогенных аффективных и шизоаффективных психозов, а также индивидуализации терапии трициклическими антидепрессантами и карбонатом лития уже на самых начальных этапах заболевания.

 

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

 

1. Иммунологические факторы АВО как показатель наследственной предрасположенности к психическим заболеваниям //Иммунопатология нервных и психических заболеваний: Тез. докл. на Всесоюз.науч, конф. - М.,1983. - С.228-229. - (Соавт.; Т.Т.Сорокина, О.В.Лисковский).

2. Нервная анорексия как проявление эндогенной депрессии в пубертатном возрасте /Журн. невропатологии и психиатрии им.Кор­сакова. -I983.-T.83.-Вып.8.-С.II95-II98. - (Соавт.: Т.Т.Сорокина).

3. Особенности распределения некоторых генетических маркеров при различных вариантах течения шизофрении и маниакально-депрес­сивном психозе //Актуальные вопросы психиатрии: Ь/кш 1-й науч. отчетной сессии СФ ВНЩЗ АМН СССР. - Вып.I.-Томск, 1983.-С.212-213. - (Соавт.: Т.Т.Сорокина).

4. Антигены гистосовместимости у больных психическими забо­леваниями мультифакториальной природы //Актуальные вопросы пси­хиатрии: Тез.докл. П съезда неврологов, нейрохирургов и психи­атров Эстонской ССР. - Таллин,1984.-Т.П.-С.155-156. - (Соавт.: Т.Т.Сорокина, О.В.Лисковский).

5. Антигены гистосовместимости у больных эндогенными психо­зами // Первый Всесогоз. съезд медицинских генетиков: Тез.докл.-М.,1984.-С.315-316. - (Соавт.: Т.Т.Сорокина).

6. Наследственные особенности процессов ацетилирования при алкоголизме и депрессиях //Вопросы ранней диагностики и лечения нервных и психических заболеваний: М-лы 7-й науч.конф.невропат. и психиатров Литовской ССР. - Каунас 1984.-С.227-228. - (Соавт.: Т.Т.Сорокина, Т.Л.Солодкая, О.В.Лисковокий).

7.  К проблеме психосоматического балансирования //Психиатри­ческие и психологические аспекты сердечно-сосудистой патологии: Тез.докл.международ.симп,-М. 1985.-С.95.-(Соавт.: Т.Т.Сорокина).

8.  Наследственная предрасположенность к эндогенным психозам //Здравоохранение Белоруссии.-1985.-№ 10.-С.40-42. - (Соавт.: Т.Т.Сорокина).

9.  Генетические маркеры эндогенных аффективных психозов //М-лы Ш съезда невропатологов и психиатров Белоруссии. - Минск, 1986. - С.309-310.

10.  О психосоматическом балансировании /Журн. невропатологии    и психиатрии им.Корсакова.-1986.-Т.86.-Вып.II.-С.1730-1732.-(С соавт.: Т.Т.Сорокина).

11.  HIA-антигены локусов А и. В у больных с различными формами течения шизофрении //Методы управления наследственностью и пер­спективы их внедрения в практику: Сб.работ молодых ученых. -Минск,1986.-С.90.

12.НLА-антигены у больных маниакально-депрессивным психозом //Тез.докл.У съезда Белорусского об-ва генетиков и селекционе­ров. 4.2.-Горки,1986.-С.96.

13.  Антигены гистосовместимости как предикторы течения и эффек­тивности терапии аффективных психозов //Первый съезд психиатров социалистических стран. М-лы.-М.,1987.-С.215-219. - (Соавт.: Т.Т.Сорокина).

14.  Особенности клинического течения маниакально-депрессивного психоза в зависимости от телесной конституции больных //Здраво­охранение Белоруссии.-1987.-й 12.-С.31-33.

15.  Особенности распределения НLА-антигенов у больных эндоген­ными психозами /Журн. невропатологии и психиатрии им.Корсако­ва, ~1987.-Т.87,-Вып.6.-С.885-888. - (Соавт.: Т.Т.Сорокина, В.И.Левин, Г.В.Семенов).

16.  Антигены гистосовместимости у больных маниакально-депрес­сивным психозом //Новое в иммунологии и терапии психических заболеваний: Сб.науч.трудов BHЦП3 АМН СССР.-М.,1988.-Т.IУ.-С.76-78. - (Соавт.: Т.Т.Сорокина).

17.  О модифицирующем влиянии семейной отягощенности на клини­ку маниакально-депрессивного психоза //Восьмой Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и наркологов. Тезисы докладов. -М.Д988.-Т.Ш.-С.61-63.

18.  Сердечно-сосудистая патология у больных аффективными пси­хозами //Психопатология, психология эмоций и патология сердца: Тезисы докладов Всесоюз.симпозиума.-М.,1988.-С.80. - (Соавт.: Т.Т.Сорокина).

19.  Фенотип ацетилирования у больных эндогенными аффективными психозами. - Минск,1988. - 8 с. - Деп. во ВНИИМИ МЗ СССР К. Д-1 4798-88.

20.  Дексаматазоновый тест в диагностике и терапии аффективных психозов /Журн. невропатологии и психиатрии им .Корсакова,-1989.-Т.89.-Выл.4.-С.98-101.

21.  Диагностические возможности декеаметазонового теста при эндогенных аффективных и шизоаффективннх психозах //Новые методы диагностики и лечения психических заболеваний: Сб.науч.трудов. -Минск,1989. - С.53-55.

22.  Биологические маркеры эндогенных фазных психозов //(Медико-биологические аспекты охраны.психического здоровья: Тезисы док­ладов Всесоюзной научной конференции. - Томск,1990.-С.85.

23.Роль соматической почвы при аффективных и шизоаффективных психозах //Актуальные проблемы соматопсихиатрии и психосо­матики: Тезисы докладов на Пленуме правления Всесоюзного науч­ного общества психиатров. - М.,1990. - С252-253. - (Соавт.: Т.Т.Сорокина).

24.  Современная генетика человека и транскультуральная пси­хиатрия (еще один подход в оценке наследственного и средового при психических заболеваниях) /Журн. невропатологии и психи­атрии им.Корсакова. - 1990.-Т.90.-Вып.9.-С.125-126. - (Соавт.: Т.Т.Сорокина).

Опубликовать в своем блоге livejournal.com

События:

27 Ноябрь,2017
XI научная конференция «Генетика человека и патология»

02 Ноябрь,2017
I Конференция молодых ученых с международным участием «Здоровье и здравоохранение в России»

12 Октябрь,2017
Медицинская (клиническая) психология: исторические традиции и современная практика

05 Октябрь,2017
Актуальные вопросы профилактики, ранней диагностики и лечения психосоматических расстройств у работников промышленных предприятий и населения

21 Сентябрь,2017
Современные проблемы психиатрии и наркологии

14 Сентябрь,2017
Научно-практическая конференция "Современные тенденции развития психиатрической помощи: от региональных моделей к общей концепции"

09 Сентябрь,2017
Современные аспекты оказания психиатрической помощи

30 Июнь,2017
Российская научно-практическая конференция с международным участием «Школа В.М. Бехтерева: от истоков до современности»

18 Июнь,2017
13th World Congress of Biological Psychiatry

16 Июнь,2017
IV научно-практическая конференция «Психотерапия и психосоциальная работа в психиатрии»

14 Июнь,2017
Научно-практическая конференция с междунарожным участием «Современная наркология: достижения, проблемы, перспективы развития»

09 Июнь,2017
Российская научная конференция с международным участием «ОБЩАЯ ПСИХОПАТОЛОГИЯ: ТРАДИЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ»

05 Июнь,2017
Научно-практическая конференция «Региональный опыт модернизации психиатрических служб»

Читать все новости >>








| Главная | Структура центра | История НЦПЗ | Совет молодых ученых | Костромские школы молодых ученых | Новости | Профсоюз | Правовые документы | Вакансии | О сайте | Научная работа | Научные отделы и лаборатории | Публикации сотрудников | Диссертационный совет | Авторефераты диссертаций | Музей НЦПЗ | Для научных сотрудников НЦПЗ | Центр коллективного пользования «Терапевтический лекарственный мониторинг» | Образовательная деятельность | Ординатура | Аспирантура | Дополнительное профессиональное образование | Студенческий научный кружок | Нормативные документы | Платные образовательные услуги | Информация для обучающихся в ординатуре и аспирантуре | Лечебный процесс | Клинические отделения | Условия и порядок стационирования | Прейскурант платных медицинских услуг | Перечень заболеваний | Отзывы о работе клиники | Клиника (фотогалерея) | Библиотека | Научная литература для специалистов | Материалы конференций | Авторефераты диссертаций | Пособия для врачей | Психометрические шкалы | Болезнь и творчество | Галерея | Журнал «Психиатрия» | Перечень тематических журналов, рекомендованных ВАК | Перечень тематических журналов в международных БД | РИНЦ | Russian Science Citation Index (RSCI) | Полезные ссылки | Журнал «Психиатрия» | Неспециалистам | Контакты